ФЭНДОМ


Глава 14 [1] Править

«Учение, теория которого излагается здесь, совершенно самостоятельно и независимо по отношению к другим линиям; до настоящего времени оно оставалось совершенно неизвестным. Подобно другим линиям, оно пользуется символическим методом, и одним из его главных символов является фигура, которая уже упоминалась: круг, разделённый на девять частей. Этот символ имеет следующую форму»:

Enneagramm-ISM01


«Круг разделён на девять равных частей; шесть точек соединены фигурой, которая симметрична по отношению к диаметру, проходящему через наивысшую точку деления окружности. Далее, наивысшей точкой разделения является вершина равностороннего треугольника, соединяющего те точки деления, которые не входят в конструкцию первоначальной сложной фигуры». «Этот символ невозможно встретить при изучении «оккультизма» — ни в книгах, ни в устной передаче. Те, кто знает, придавали ему такое значение, что сочли необходимым сохранить его познание в тайне». «В литературе удаётся встретить только намёки и частичные его изображения. Так, можно встретить рисунки вроде таких»:

Enneagramm-ISM02

«В книге С. Карпа «Этюды о происхождении и природе Зохар» есть рисунок круга, разделённого на девять частей со следующим описанием: Если умножить 9 на 9, результат будет показан цифрой 8 на левой стороне и цифрой 1 на правой; точно так же 9х8 даёт произведение, показанное цифрой 7 на левой и цифрой 2 на правой стороне; то же и в случае 9 X 6. Начиная с 9х5, порядок становится обратным, т.е. цифры, изображающие единицы, оказываются на левой стороне, а изображающие десятки — на правой».

Enneagramm-ISM03

«Символ, имеющий форму круга, разделённого на девять частей, с линиями, которые соединяют их, выражает закон семи в его сочетании с законом трёх».

Enneagramm-ISM04

«Октава содержит семь тонов, а восьмой является повторением первого. Вместе с двумя «добавочными толчками», которые заполняют «интервалы» «ми-фа» и «си-до», существует всего девять элементов». «Полная конструкция этого символа, которая связывает его с полным выражением закона октав, более сложна, чем указанная выше. Но даже и данная конструкция раскрывает внутренние законы одной октавы, указывая также метод познания сущности какой-либо вещи, рассматриваемой самостоятельно». «Изолированное существование предмета или явления представляет собой замкнутый круг вечно возвращающегося и непрерывно текущего процесса. Круг и символизирует этот процесс. Точки, делящие окружность на части, символизируют ступени процесса. Символ в целом — это «до», т.е. нечто, обладающее упорядоченным и законченным существованием. Это круг как завершенный цикл; это нуль нашей десятичной системы; в своём написании он означает замкнутый цикл. Внутри себя он содержит всё необходимое для собственного существования, он изолирован от окружающей среды. Последовательность стадий в процессе должна быть связана с последовательностью остальных чисел от единицы до девяти. Наличие девятой ступени, заполняющей «интервал си-до», завершает цикл, т.е. замыкает круг, который в этой точке начинается заново. Вершина треугольника завершает двойственность его основания, создавая возможность многообразных форм его проявления в других треугольниках — подобно тому, как вершина треугольника бесконечно умножается в линии его основания. Поэтому всякое начало и завершение цикла находится в точке вершины треугольника, там, где сливаются начало и конец, где замыкается круг. Эта точка звучит как бесконечно текущий цикл двух «до» в октаве. Но именно эта девятая ступень замыкает цикл и вновь начинает его. Поэтому в вершине треугольника, соответствующей «до», стоит число 9, а среди остальных точек расположены числа от 1 до 8».

«Переходя к рассмотрению более сложной фигуры внутри круга, необходимо уяснить законы её построения. Законы единства отражаются во всех явлениях. Десятичная система построена на основании тех же законов. Приняв единицу за одну ноту, содержащую внутри себя целую октаву, мы должны разделить эту единицу на семь неравных частей, чтобы прийти к семи нотам этой октавы. Но в графическом изображении неравенство частей во внимание не принимается, и для построения диаграммы берётся сначала седьмая часть, затем две седьмых, затем три седьмых, четыре, пять, шесть и семь седьмых. Вычислив эти части в десятичной системе, получаем»: 1/7 = 0,142857... 2/7 = 0,285714... 3/7 = 0,428571... 4/7 = 0,571428... 5/7 = 0,714285... 6/7 = 0,857142... 7/7 = 0,999999... «Рассматривая полученные десятичные дроби, мы видим, что все их периоды, кроме последнего, состоят из одних и тех же шести цифр, которые идут в определённом порядке, так что зная первую цифру периода, можно полностью воссоздать весь период». «Если поместить теперь на окружности все девять цифр от 1 до 9 и соединить числа, вошедшие в период, прямыми линиями, проводя их в той же последовательности, в какой числа стоят в периоде, то получится фигура, находящаяся внутри круга. Числа 3, 6, 9 в период не включены и образуют отдельный треугольник — свободную троицу символа». «Пользуясь «теософским сложением» и взяв сумму всех чисел периода, мы получаем девять, т.е. целую октаву. Опять-таки в каждой отдельной ноте заключается целая октава, подчинённая тем же законам, что и первая. Положение нот соответствует числам периода, и рисунок октавы выглядит следующим образом»:

«Треугольник 9-3-6, который соединяет три точки на окружности, не включенные в период, связывает воедино закон семи и закон трёх. Числа 3, 6, 9 не включены в период; два из них, 3 и 6, соответствуют двум «интервалам» октавы; третье является, так сказать, «излишним» и в то же время замещает главную ноту, которая не входит в период. Кроме того, каждое явление, способное взаимодействовать со сходным ему явлением, звучит подобно ноте «до» в соответствующей октаве. Поэтому «до» может выйти из своего круга и войти в правильное соотношение с другим кругом, т.е. сыграть такую же роль в другом цикле, которую в рассматриваемом цикле играют «толчки», заполняющие «интервалы» в октаве. Поэтому и здесь, обладая этой возможностью, «до» связано треугольником 3-6-9 с теми местами в октаве, где происходят толчки, идущие из внешних источников, где возможно проникнуть в октаву для того, чтобы установить связь с тем, что существует за её пределами. Закон трёх, так сказать, выступает из закона семи, треугольник проходит сквозь период; и эти две фигуры в сочетании дают внутреннюю структуру октавы и её нот».


"В этом пункте нашего рассуждения справедливо задать вопрос: почему один из "интервалов", обозначенный числом 3, находится на своём настоящем месте, между нотами "ми" и "фа", а другой, обозначенный числом 6, - между "соль" и "ля", хотя его настоящее место - между "си" и "до"?

"Если бы были соблюдены все условия относительно появления второго "интервала" (6) на его собственном месте, мы должны были бы получить следующий круг:

Enneagramm-ISM1

и девять элементов замкнутого цикла были бы симметрично сгруппированы следующим образом:

Ля - Си - х -- До - Ре - Ми -- х - Фа- Соль

"А распределение, которое мы имеем в действительности:

Enneagramm-ISM2

может дать только следующую группировку:

Соль - х - Ля -- Си - До - Ре -- Ми - х - Фа

Т.е. в одном случае "интервал" расположен между "ми" и "фа", а в другом - между "соль" и "ля", где он не является необходимым".

"Видимое помещение "интервала" на неправильном месте само по себе показывает тем, кто способен читать символы, какой род "толчка" требуется для перехода "си" в "до"". " Чтобы понять это, необходимо вспомнить то, что было сказано о роли "толчков", протекающих внутри человека и во вселенной". "Когда мы рассматривали применение закона октав к космосу, тогда ступень "Солнце-Земля" была изображена следующим образом":

ре - до - си - ля - соль - фа - х - ми - ре - до - си - ля

"По отношению к трём октавам излучения было установлено, что переход "до" в "си", заполнение "интервала", происходит внутри организма Солнца. В описании "космической октавы" об "интервале" "до-си" было сказано, что этот "интервал" заполняется волей Абсолютного. Переход "фа-ми" в космической октаве заполняется механически с помощью особой машины, которая позволяет входящей в неё "фа" приобрести за счёт внутренних процессов характерные признаки "соль", стоящей перед ней, не изменяя свою ноту, т.е. как бы накопить внутреннюю энергию для независимого перехода в следующую ноту, в "ми".

"Точно такое же взаимоотношение повторяется во всех законченных процессах. Рассматривая процессы питания в человеческом организме и преобразование субстанций, поступающих в организм, мы находим в этих процессах те же самые "интервалы" и "толчки"".

"Как мы указали раньше, человек потребляет три вида пищи. Каждый из них является началом новой октавы. Вторая октава, т.е. октава воздуха, соединяется с первой, т.е. с октавой пищи и питья, в том пункте, где первая октава останавливается в своём развитии на ноте "ми". И третья октава соединяется со второй в том пункте, где вторая останавливается в своём развитии на, ноте "ми"".

"Следует понять, что подобно тому как во многих химических процессах только определённные количества веществ, точно установленные природой, дают сложные составы нужного качества, так и в человеческом организме "три вида пищи" должны смешиваться в определённых пропорциях".

"Конечная субстанция в процессе октавы пищи - это субстанция "си" - "водород 12" третьей шкалы; чтобы перейти в новое "до", эта субстанция нуждается в "добавочном толчке". Но так как в выработке этой субстанции принимали участие три октавы, их влияние также отражается на конечном результате и определяет его качество. Качество и количество можно регулировать при помощи управления тремя видами пищи, получаемой организмом. Только при наличии полного и гармоничного соответствия между тремя видами пищи можно получить требуемый результат, усиливая или ослабляя различные стадии процесса". "Но важно помнить, что никакие случайные попытки регулировать пищу в буквальном смысле слова или попытки регулировать дыхание не смогут привести к желаемому результату, если человек не знает точно, чего он желает и почему, а также какого рода результаты принесут его действия".

"И далее, если бы даже человеку и удалось отрегулировать две составные части процесса, пищу и дыхание, этого оказалось бы недостаточно, потому что гораздо важнее знать, как регулировать пищу третьего этажа - "впечатления"". "Поэтому, прежне чем думать о практическом влиянии на внутренние процессы, важно понять точные взаимоотношения между субстанциями, поступающими в организм, и природу возможных "толчков", а также законы, управляющие переходом нот. Эти законы всюду одинаковы. Изучая космос, мы изучаем человека".

"Космическая октава "Абсолютное - Луна" в соответствии с законом трёх распадается на три подчинённые октавы. В этих трёх октавах космос подобен человеку: те же "три этажа", те же три "толчка".

"Там, где в космических октавах излучений появляется место "интервала ми-фа", в диаграммах сделаны отметки, обозначающие "машины", которые можно найти здесь так же, как и в человеческом теле".

"Процесс перехода "фа-ми" можно схематично представить таким образом: космическое "фа" входит в эту машину, подобно пище для нижнего этажа, и там начинается цикл его изменений. Поэтому сначала оно звучит в машине как "до". Субстанция "соль" космической октавы служит субстанцией, входящей в средний этаж, подобно воздуху в процессе дыхания; эта субстанция помогает ноте "фа", находящейся в машине, перейти в ноту "ми". Сама нота "соль", поступая в машину, тоже звучит там как "до". Полученная теперь материя соединяется в верхнем этаже посредством субстанции космической "ля", которая поступает в верхний этаж машины тоже в виде "до"".

До Си Ля Соль Фа
До Си Ля Соль Фа ХХХ Ми Ре До Си Ля Соль Фа ХХХ Ми Ре До Си Ля Соль Фа ХХХ Ми Ре До

"Как видно из сказанного, следующие ноты "ля", "соль" и "фа" служат питанием для машины. В порядке их следования друг за другом, согласно закону трёх, "ля" будет активным элементом, "соль" - нейтрализующим, а "фа" - пассивным. Активный принцип, реагируя с пассивным, т.е. соединяясь с ним при помощи нейтрализующего принципа, даёт некоторый результат. Символически это можно изобразить так": -

LaSolFa

"Этот символ указывает на то, что субстанция "фа" смешивается с субстанцией "ля" и даёт в результате субстанцию "соль". И поскольку данный процесс происходит в октаве, развиваясь как бы внутри ноты "фа", можно сказать, что "фа", - не меняя своей высоты, приобретает свойства "соль"".

"Всё, что было сказано об октавах излучений и о пищевых октавах в человеческом организме, имеет прямую связь с символом, состоящим из круга, разделённого на девять частей. Этот символ как бы выражает совершенный синтез и содержит в себе все элементы тех законов, которые он воспроизводит, из которых он может быть извлечён и которые передаются с его помощью; он заключает в себе всё, что связано с этими октавами, а также многое другое".

Этот символ как бы выражает совершенный синтез и содержит в себе все элементы тех законов, которые он воспроизводит, из которых он может быть извлечён и которые передаются с его помощью; он заключает в себе всё, что связано с этими октавами, а также многое другое». Гурджиев многократно и в разных случаях возвращался к энеаграмме. — Любое законченное целое, космос, организм, растение представляет собой энеаграмму, — говорил он. — Но не всякая из энеаграмм имеет внутренний треугольник. Внутренний треугольник указывает на присутствие в данном организме высших элементов (согласно шкале «водорода»). Внутренним треугольником обладают, например, такие растения, как конопля, мак, хмель, чай, кофе, табак и многие другие, которые играют важную роль в жизни человека. Их изучение поможет нам раскрыть многое из того, что относится к энеаграмме. «Вообще говоря, нужно понять, что энеаграмма — это универсальный символ. В энеаграмму можно заключить всё знание, и с её помощью можно его истолковать. В этой связи правильно утверждать, что человек по-настоящему знает, т.е. понимает, только то, что он способен заключить в энеаграмму. То, что он не в состоянии заключить в энеаграмму, он не понимает. Для человека, способного ею пользоваться, энеаграмма делает совершенно ненужными книги и библиотеки. Всё можно заключить в энеаграмму и прочесть в ней. Человек может оказаться в пустыне в полном одиночестве и, начертив на песке энеаграмму, сумеет прочесть в ней вечные законы вселенной, причём всякий раз узнает нечто новое, ранее ему не известное. «Если встречаются двое людей, принадлежащих к различным школам, они начертят энеаграмму и с её помощью установят, кто из них знает больше и, следовательно, кто из них учитель, а кто — ученик. Энеаграмма — фундаментальный иероглиф универсального языка, который имеет столько же значений, сколько существует уровней людей. «Энеаграмма — это вечное движение, то самое вечное движение, которое люди искали с глубочайшей древности и никак не могли найти. Ясно, почему им не удавалось найти вечное движение. Они искали вне себя то, что находится внутри; пытались построить вечное движение, как строят машину, тогда как подлинное вечное движение является частью другого вечного движения, и его невозможно обнаружить отдельно от него. Энеаграмма представляет собой схематическую диаграмму постоянного движения, т.е. машины вечного двигателя. Но, конечно, необходимо уметь читать эту диаграмму. Понимание этого символа и умение им пользоваться даёт человеку очень большую силу. Это и есть вечное движение, а также философский камень алхимиков. «Знание энеаграммы в течение долгого времени хранилось в тайне; и если сейчас оно сделано, так сказать, доступным для всех, то лишь в неполной и теоретической форме, из которой невозможно извлечь практической пользы без наставления со стороны человека, который знает. «Чтобы понять энеаграмму, нужно мыслить её движущейся, в движении. Неподвижная энеаграмма — это мёртвый символ; живой символ пребывает в движении». Гораздо позже — это было в 1922 году, когда Гурджиев организовал свой Институт во Франции, — его ученики изучали пляски и упражнения дервишей, и Гурджиев показал им упражнения, связанные с «движением энеаграммы». На полу зала, где происходили упражнения, была нарисована большая энеаграмма; ученики, принимавшие участие в упражнениях, стояли на местах, обозначенных цифрами от 1 до 9. Затем они начинали двигаться в направлении числа периода очень интересным движением, кружась вокруг своего соседа в местах встреч, т.е. в точках пересечения линий энеаграммы. В то время Гурджиев говорил, что упражнения в движениях по энеаграмме займут важное место в его балете «Борьба магов». Он говорил также, что без участия в таких упражнениях, без того чтобы занимать в них некоторое место, понять энеаграмму почти невозможно. — Можно пережить энеаграмму благодаря движению, — говорил он. — Сам ритм этого движения внушит вам нужные идеи и поддержит необходимое напряжение; без него нельзя почувствовать то, что является самым важным. Существовал ещё один рисунок энеаграммы, сделанный под его руководством в Константинополе в 1921 году. На этом рисунке внутри энеаграммы были показаны апокалиптические звери — бык, лев, человек и орёл и с ними голубь. Эти добавочные символы связывались с «центрами».

  1. П.Д. Успенский "В поисках чудесного".