ФЭНДОМ


П.Д. Успенский "В Поисках Чудесного" Править

Глава 2 Править

Четвёртый путь не требует уединения в пустыне, не требует от человека, чтобы тот оставил всё, чем жил раньше, отказался от всего. Четвёртый путь начинается гораздо дальше, чем путь йоги; это значит, что человека нужно подготовить для четвёртого пути, и такая подготовка приобретается в обыденной жизни; она должна быть очень серьёзной и охватывать самые разные стороны. Далее, человеку необходимо жить в условиях, благоприятных для работы на четвёртом пути, во всяком случае, в таких условиях, которые не делают эту работу невозможной. Надо понять, что как в его внутренней, так и во внешней жизни могут существовать условия, которые создают на четвёртом пути непреодолимые преграды.

...

В то же время начало четвёртого пути легче, чем начало путей факира, монаха или йогина. Можно работать на четвёртом пути и следовать ему, пребывая в обычных условиях жизни, выполняя прежнюю работу, сохраняя прежние отношения с людьми, ни от чего не отказываясь, никого не покидая. Напротив, условия жизни, в которых находится человек в начале своей работы, в которых его, так сказать, застаёт работа, оказываются для него наилучшими из всех возможных, во всяком случае, в начале работы. Эти условия для него естественны, они — сам этот человек. Потому что жизнь человека и её обстоятельства соответствуют тому, что он из себя представляет. Любые условия, отличные от тех, которые созданы жизнью, будут для человека искусственными, и в таких искусственных условиях его работа не сможет затронуть сразу все стороны его бытия.

Глава 13 Править

Этот период — середина лета 1916 года — остался в памяти всех членов нашей группы как время очень интенсивной работы. Все мы чувствовали, что делаем очень мало по сравнению с той огромной задачей, которую поставили перед собой. Мы понимали, что наш шанс узнать больше может исчезнуть, причём так же внезапно, как появился; мы старались усилить в себе внутреннее напряжение работы, сделать всё возможное, пока условия остаются благоприятными.


П.Д. Успенский "Четвертый Путь" Править

Глава 4 Править

И, чтобы понять, почему школы необходимы, человек должен представить себе, что знание, идущее от людей высшего разума, может быть передано одновременно только очень ограниченному числу людей и что необходимо соблюдение серии определенных условий, без которых знание не может быть передано правильно.

Наличие этих условий и невозможность действия без выполнения этих условий объясняет необходимость организации. Передача знания требует усилий как со стороны того, кто его получает, так и со стороны того, кто его дает. Организация облегчает эти усилия или делает их возможными. Эти условия не могут приходить сами по себе. Школа может быть организована только в соответствии с некоторым определенным планом, разработанным и известным много времени назад. В школах не может быть ничего произвольного и импровизированного. Но школы могут быть различных типов, соответствующих различным путям. Я буду говорить о различных путях позже.

В. Нельзя ли объяснить, в чем состоят эти условия?

О. Эти условия связаны с необходимостью одновременного развития знания и бытия. Как я сказал раньше, развитие одного без соответствующего развития другого дает неправильный результат. Школы необходимы, чтобы избежать такого одностороннего развития и нежелательных результатов, связанных с ним. Условия школьного обучения таковы, что с самых первых шагов работа развивается одновременно по двум линиям — по линии знания и по линии бытия. С первых дней пребывания в школе человек начинает изучать механичность и бороться против механичности в себе, против непроизвольных действий, против излишнего разговора, против воображения, против выражения отрицательных эмоций, против мечтаний и против сна. При одном шаге по линии знания человек должен делать один шаг по линии бытия. Принципы школьной работы, все требования, предъявляемые ему, — все помогает ему изучить его бытие и работать над изменением его.

...

Но имеется Четвертый Путь, особенный путь, и он не является комбинацией других трех путей. Он отличается от других путей прежде всего тем, что в нем нет никакого внешнего отказа от вещей, ибо вся работа является внутренней. Человек должен начать работу в тех же условиях, в которых он находится тогда, когда он встречает ее, так как эти условия являются наилучшими для него. Если он начинает работать и обучаться в этих условиях, он может чего-то достичь, а позже, если это будет необходимо, будет способен изменить их, но не раньше, чем увидит необходимость этого. Таким образом, сначала человек продолжает жить той же жизнью, что и прежде, в тех же обстоятельствах, что и прежде. Во многих отношениях этот путь оказывается более трудным, чем другие, ибо нет ничего труднее, чем изменить себя внутренне без внешнего изменения.

Глава 5 Править

В. Можно ли освободиться от отождествления, учитывания и отрицательных эмоций, удалившись от мира?

О. Этот вопрос задают часто; но в этом нельзя быть уверенным. Кроме того, вы можете найти описания в литературе о том, как люди достигали очень высокой степени развития в уединении, но когда они приходили в контакт с другими людьми, они сразу теряли все, что приобрели. В школах Четвертого Пути было найдено, что наилучшими условиями для изучения и работы над собой являются обычные условия жизни человека, так как с одной точки зрения эти условия являются более легкими, а с другой они являются наиболее трудными. Поэтому, если человек получает что-либо в этих условиях, он сохранит это во всех условиях, тогда как если он получает это в специальных условиях, он будет терять это в других.

Глава 11 Править

В. Вы недавно много говорили о понимании.

О. Да, понимание необходимо, как и личное отношение. Люди не делают существование школы личным делом, а оно не может быть безличным. Во многих случаях на пути понимания стоят слова. Люди говорят о первой линии, второй линии, третьей линии, просто повторяя слова — и перестают понимать что-либо. Они применяют эти слова слишком легко. Необходимо иметь наш собственный личный образ этой линии: сначала вас самих, приобретающих знание, новые идеи, которые разрушают старые предрассудки;

вас, отбрасывающих старые идеи, которые вы формулировали в прошлом и которые противоречат друг другу; вас, изучающих самих себя, изучающих систему, пытающихся вспомнить себя; и многие другие вещи. Вы должны думать о том, что хотите получить, что хотите знать, чем хотите быть, как изменить старые привычки мышления, старые привычки чувствования. Все это есть первая линия.

Затем, когда вы достаточно подготовлены и проделали достаточно усилий в течение некоторого времени, вы можете поставить себя в условия организованной работы, где вы можете изучать практически. На второй линии главным затруднением вначале является работа не по вашей собственной инициативе, так как это зависит не от вас самих, но от устройств, сделанных в работе. Многие вещи входят в это: вам говорят делать то или это, а вы хотите быть свободными, вы не хотите делать этого, вам не нравится это, или вам не нравятся люди, с кем вы должны работать. Даже сейчас, не зная того, что вы должны будете делать, вы можете отчетливо представить себя в условиях организованной работы, в которую вы входите, не зная ничего о ней или зная только очень немногое. Имеются затруднения второй линии, и ваше усилие в отношении к ней начинается с принятия вещей — так как вы можете не любить их; вы можете думать, что можете делать гораздо лучше своим собственным путем все, что вы должны делать; вам могут не нравиться условия и т. д. Если вы думаете сначала о ваших личных затруднениях в отношении ко второй линии, вы можете понять ее лучше. Во всяком случае, она устроена согласно плану, которого вы не знаете, и целям, которых не знаете. Имеется намного больше затруднений, которые приходят позднее, но сейчас речь о том, как это начинается.

Глава 13 Править

В. Поможет ли в этом групповая работа?

О. Вы не должны возлагать слишком много надежд на групповую работу, так как, хотя она и полезна для показа многих вещей, экспериментов, испытаний и т. д., в групповой работе человек находится в искусственной атмосфере, искусственных условиях. В момент, когда он выходит из группы, он находится в естественных условиях. Поэтому групповая работа может показывать путь, но работа должна происходить в обычных условиях. Какая польза в том, что вы очень хороши в группе, но становитесь отождествленными с машиной в тот момент, когда вы уходите из группы? Это совершенно бесполезно.



Дж. Беннетт "Свидетель" Править

Глава 10 "В Фонтенбло с Гурджиевым" Править

Этот Институт создан, чтобы помогать людям работать над собой. Можно работать много или мало, как угодно. Люди приходят сюда по разным причинам и получают то, что ищут. Любопытных мы удивляем. Для ищущих знание мы устраиваем научные опыты. Но если вы пришли за Бытием, то должны работать над собой. Никто не в силах сделать эту работу за вас, но вы не можете создать для себя условия. Условия создаем мы.

...

Те, кто раньше приходил с работы, брали себе больше положенного. Собирая тарелки и ложки, я слушал и наблюдал. Я едва ли мог поверить, что эгоизм, равнодушие и злоба, обычно глубоко скрытые, проявляются столь явно во время обычного завтрака. Я начинал понимать, что имел в виду Гурджиев, говоря, что все в Институте создает условия для работы.

Глава 21 "Последние дни Гурджиева" Править

Я не предполагал, что Гурджиев использует мои личные близкие отношения, чтобы создать практически невыносимое напряжение между мной и ближайшими мне людьми. Но и этого было мало: он безоговорочно требовал от меня действий, подрывающих мою репутацию, приобретенную в течение пятнадцати лет в угольной промышленности. Весной и летом 1949 года я должен был отказаться от с таким трудом установленных с тех пор, как я отделился от Успенского, условий работы, в которых я всегда оставался лидером. Теперь я стал учеником наравне со всеми и учился всему с нуля. В то время я совершал множество ошибок, каждую из которых Гурджиев непременно использовал для оттачивания своей язвительности.

Глава 22 "Болезненные переживания" Править

В Англии складывалась непростая ситуация. К Гурджиеву приходили люди из разных групп, недоверчиво, часто враждебно настроенных друг к другу. Они все еще остались приверженцами противоборствующих взглядов и различного понимания. Гурджиев никогда не пытался гармонизировать эти различия. Напротив, сам метод его работы предполагал необходимость конфликта. Вновь и вновь он тайно давал нескольким людям особые полномочия. Каждый был уверен, что именно ему Гурджиев поручил важное задание. Это вело к бесконечным столкновениям и непониманию, которые мы принимали за стимул к поиску более глубинного осознания. Слишком простые внешние условия могли привести нас к заблуждению, что мы понимаем и принимаем друг друга. На Доме Обучения в Фонтенбло один из афоризмов гласил: «Чем хуже условия, тем продуктивнее работа, выполняйте работу сознательно». Гурджиева бы никогда не устроила иллюзия гармонии без присутствия существа.

Дж. Беннетт "Гурджиев. Путь к новому миру" Править

Глава 5 "Миссия Гурджиева" Править

Занимаясь всем этим, Гурджиев параллельно работал со своими группами, "с одной стороны делая наблюдения и изучая готовый материал, а с другой - удовлетворяя настолько добросовестно, насколько это было возможно, потребности тех учеников, в психике которых одно из первых мест занимала любознательность, и беспощадно истребляя все накопленные иллюзии и заблуждения тех учеников, в которых еще не успело атрофироваться изначально свойственное всем людям стремление к обретению реального "бытия"". Далее Гурджиев описывает правило, которому он следовал всю свою жизнь: "давать людям то, что они способны принять". Он рассчитывал таким образом найти людей, которые были бы способны делать все необходимое и приносить требуемые жертвы для "работы над собой", и собирался сделать их помощниками в своей дальнейшей работе. Периодические встречи с группами не могли обеспечить требовавшиеся условия работы ни для наблюдений, ни для развития самих людей, и он решил, что только "в условиях широкомасштабной общественной организации, сфера деятельности которой охватывала бы практически все аспекты современной жизни," он сможет собрать для своих наблюдений людей тех типов, которых на тот момент ему не хватало.

Глава 6 "Институт в Фонтенбло" Править

Вопреки всем трудностям, в период с ноября 1922 по декабрь 1923 года Гурджиеву удалось организовать то, чего никогда не было в Европе прежде. Он создал условия для работы, позволившие огромному числу людей обнаружить и самостоятельно убедиться в существовании скрытого в каждом человеке потенциала трансформации. Основная методика была простой. Она заключалась в том, чтобы предоставлять ученикам возможность и средства максимально использовать способность физического тела работать, быть внимательным, приобретать новые навыки и вырабатывать психическую энергию. Повседневные заботы доводили людей до предела. Мы просыпались в пять или в шесть часов, после чего два часа работали до завтрака. Затем работа продолжалась: мы строили, свалили деревья и распиливали их на доски, ухаживали за домашними животными практически всех видов, готовили, убирали и выполняли всю работу по дому. После небольшого ланча и отдыха один или два часа посвящались "упражнениям" и "ритмам" под аккомпанемент музыки, которую обычно исполнял Томас де Гартман на пианино. Иногда были одно-, двух-, трех- или даже семидневные посты, во время которых работа велась в обычном ритме. Вечером проходило обучение ритмам и ритуальным танцем, которое могло продолжаться три, четыре и даже пять часов, пока все не приходили в полное изнеможение.

К.С. Нотт "Дневник Ученика" Править

НЬЮ-ЙОРК И ФОНТЕНБЛО 1923-1925 Править

Был задан вопрос о самонаблюдении. Гурджиев: «Сначала следует подготовить условия для работы. В настоящее время вы можете только пытаться отмечать, что вы делаете, и собирать материал, который пригодится в работе. Вы еще не можете наблюдать, когда ваши проявления идут от сущности, а когда от личности. Вы не можете сказать этого, пока собираете материал, поскольку у человека есть только одно внимание, направленное на то, что он делает. Его разум не видит его чувств, а его чувства -разум».

М. Николл "ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ К УЧЕНИЮ ГУРДЖИЕВА И УСПЕНСКОГО" Том 1 Править

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕСЕДА Править

Человек рождается на этой планете с внутренней задачей, но жизнь так устраивается, что он не может найти себя и свой смысл через просто жизнь, но только через видение того, что представляет собой эта внутренняя задача. Работа говорит, что всякий рождается и находится как раз в наилучших обстоятельствах по отношению к этой задаче и что, если человек встречает эту Работу, его условия являются как раз теми, которые лучше всего подходят для цели Работы. Но, конечно, всякий думает, что если бы только он был в иных обстоятельствах, все было бы легко. Это не так. Рождение происходит от судьбы, не случайно, и всякая судьба должна иметь дело с возможной эволюцией каждого. Каждый должен Работать против обстоятельств, в которых он находится. Быть рожденным бедным влечет за собой трудности, и быть рожденным богатым влечет за собой трудности. Какой жизнь является, она всегда идет по-иному, чем мы ожидаем, и все идет, так сказать, крест-накрест. Если бы сама жизнь была целью, это не было бы так. Но когда мы думаем о наших жизнях с точки зрения того, что мы и все другие люди имеют главной вещью понять и трансформироваться, весь смысл существования меняется. Жизнь очень коротка - один момент или около того путаницы и неразберихи, но даже в этом случае возможно путем действия Работы уловить проблеск того, над чем кто-либо должен Работать и что действительно означает существование кого-либо здесь.