ФЭНДОМ


Четвертый путь Править

Глава 8 Править

...идея справедливости интересна, потому что люди теряют громадное количество энергии в этом вопросе. Мы можем остановить потерю, но мы не можем исправить вещи в мире. Вся жизнь, от начала и до конца, является несправедливостью. Например, мы должны умереть, — это наиболее несправедливо. Мы делим вещи на справедливые и несправедливые, но какое право мы имеем на это? Вся органическая жизнь основана на несправедливости; это независимое хозяйство по разведению кошек и крыс. Кошки едят крыс, и крысы едят кошек. Что является справедливостью для кошек и крыс? Это жизнь. Ничего красивого. Наша цель — освободиться; не наше дело чувствовать негодование, это только потеря энергии. Но мы не должны делать вид, что действительность не такая, какая она есть.

Большинство людей думают, что справедливость — это получение того, чего мы хотим, а не того, чего мы заслуживаем. Справедливость должна означать некоторое соотношение между действиями и результатами действий. Это, конечно, не существует и не может существовать под законом случая — а мы живем под законом случая. Когда мы знаем главные законы, мы понимаем, что мы живем в плохом месте, действительно плохом месте. Но мы не можем жить в каком-либо другом, поэтому мы должны увидеть, что мы можем делать здесь. Только мы не должны воображать, что вещи лучше, чем они есть.

Этот вопрос о справедливости и несправедливости — очень хороший предмет для размышления, так как люди тратят много энергии на эту проблему. Они употребляют слова, но не дают себе отчета в том, почему они называют одну вещь справедливой, а другую вещь несправедливой. Однако одна вещь всегда связана с другой, одна вещь неизбежно следует за другой. Это наше допущение, что должна быть справедливость на каждой шкале.

Попытайтесь объяснить, что справедливо и что несправедливо. Как можете вы знать? Люди — машины. Как могут машины быть справедливыми? Это качество, не принадлежащее машинам. Если они ответственны, подобно человеку № 5, тогда вы можете говорить о справедливости и несправедливости; но если они действуют так, как их принуждают условия и обстоятельства, чего можете вы ожидать?

Весьма часто наше представление о несправедливости основано на очень узком взгляде. Мы не сравниваем явления и не видим их естественного порядка. Мы не можем говорить о несправедливости, пока мы думаем о ней как об исключении. Когда мы видим ее, как правило, мы можем думать о том, как убежать от нее. Не может быть никакой справедливости в нашем теперешнем состоянии, нет никакой справедливости в тюрьме. Единственно, о чем человек может серьезно думать, когда он сознает, что он находится в тюрьме, это — как убежать, а не сидеть в тюрьме и кричать о несправедливости. Люди — машины, их толкнули на некоторый путь, и они катятся, а когда они ударяются о стену, они останавливаются, а затем начинают катиться обратно.

Справедливость, подобно многим другим вещам, зависит от места. Начнем располагать ее с точки зрения настоящей системы. Мы начинаем с деления человечества на различные круги. Теперь мы можем видеть, где возникает неправильное понимание справедливости. Справедливость реально начинается во втором круге, где люди начинают понимать друг друга лучше; и имеется больше справедливости в круге внутри последнего, а еще больше в самом внутреннем круге. Во внешнем круге справедливость может быть только случайной, подобно всему другому. Справедливость, подобно многим другим вещам, реальным и воображаемым, таким, как положительная эмоция, знание таких вещей, как будущая жизнь, понимание между людьми и т. д., которые мы хотим найти здесь, во внешнем круге, существуют, если они существуют вообще, только во внутренних кругах, и невозможны здесь.

Глава 13 Править

Наиболее опасные отрицательные эмоции приходят из чувства несправедливости, негодования. Они заставляют вас терять больше энергии, и они хуже, если вы правы.