ФЭНДОМ


Четвертый путь Править

Глава 1 Править

Мы созданы таким образом, что можем жить в четырех состояниях сознания, но в том виде, какими мы являемся, мы применяем только два: одно — когда спим, и другое — когда мы являемся тем, что называем “бодрствующим”, — то есть в нашем настоящем состоянии, когда мы можем говорить, слушать, писать и т. д. Но это только два из четырех возможных состояний. Третье состояние сознания является весьма необычным. Когда люди объясняют нам, что такое третье состояние сознания, мы начинаем понимать, что обладаем им. Третье состояние может быть названо самосознанием, и большинство людей, если их спросят, скажут: “Конечно, мы сознательны”! Необходимо достаточное время или повторные и частые усилия самонаблюдения, прежде чем мы действительно признаем факт, что мы не сознательны, что мы сознательны только потенциально. Если нас спрашивают, мы говорим: “Да, я сознателен”, и в этот момент мы действительно таковы, но в следующий момент мы перестаем вспоминать себя и являемся несознательными. Таким образом, в процессе самонаблюдения мы осознаем, что не находимся в третьем состоянии сознания, что живем только в двух. Мы живем либо в спящем, либо в бодрствующем состоянии, которое в настоящей системе называется относительным сознанием. Четвертое состояние, которое называется объективным сознанием, недоступно для нас, так как оно может быть достигнуто только через самосознание, то есть через осознание сначала себя, и только значительно позднее мы можем достичь объективного состояния сознания.

С самосознанием, которое является третьим состоянием сознания, мы достигаем функции, называемой высшей эмоциональной, хотя она соответствует интеллектуальной, так как на этом уровне нет разницы между интеллектуальным и эмоциональным, той разницы, какая имеется на обычном уровне. И когда мы приходим к состоянию объективного сознания, мы приобретаем другую функцию, называемую высшей интеллектуальной. Явления того, что я называю сверхнормальной психологией, принадлежат к этим двум функциям; вот почему, когда я проводил эти эксперименты двадцать пять лет назад, я пришел к заключению, что экспериментальная работа невозможна, так как это вопрос не эксперимента, но изменения состояния сознания.

В. Чтобы достичь высшего состояния сознания, необходимо ли постоянно сознавать себя?

О. Мы не можем сделать это, поэтому не может быть и вопроса о постоянном сознавании себя. Мы можем только говорить о начале. Мы должны изучать себя в связи с указанным делением на различные функции тогда, когда мы можем, — когда мы помним делать это, — так как в этом мы зависим от случая. Когда мы помним, мы должны пытаться сознавать себя. Это все, что мы можем делать.

В. Можем ли мы быть способны сознавать наши инстинктивные функции?

О. Только ощущения. Внутренняя инстинктивная работа не нуждается в том, чтобы стать сознательной. Она сознательна для самой себя, независимо от интеллектуальной функции, и нет необходимости увеличивать это. Мы должны пытаться сознавать себя такими, какими видим себя, а не наши внутренние функции. Через некоторое время мы сможем осознавать некоторые внутренние функции, которые полезно осознавать, но пока нет. Вы видите, что мы не приобретаем каких-либо новых чувств. Мы только лучше классифицируем наши обычные впечатления, обычные вещи, которые получаем от жизни, от людей, от всего.

Вспомнить себя означает то же, что и осознать себя — “я есть”. Иногда это приходит само собой; это очень странное ощущение. Это не функция, не размышление, не чувство; это особое состояние сознания.

В связи с функциями и состояниями сознания, и с точки зрения его возможной эволюции, человек делится на семь категорий. Люди рождаются только в одной из трех первых категорий. Человек, в котором преобладает инстинктивная или двигательная функция и в котором интеллектуальная и эмоциональная функции менее развиты, называется человеком № 1; но если над другими функциями преобладает эмоциональная функция, он называется человеком № 2; и если преобладает интеллектуальная функция, он является человеком № 3. Выше этих трех видов людей, но не родившимся таковым, является человек № 4. Это означает начало изменения главным образом в сознании, но также в знании и способности к наблюдению. Следующим идет человек № 5, который уже развил в себе третье состояние сознания, то есть самосознание, и в котором работает высшая эмоциональная функция. Следующим является человек № 6 и, наконец, человек № 7, имеющий полное объективное сознание и в котором работает высшая интеллектуальная функция.

Эволюция, если она возможна, может быть только сознательной, и в начале эволюция всегда является эволюцией сознания, она не может быть эволюцией чего-либо еще. Если сознание начинает развиваться, начинают расти и развиваться другие вещи. Если сознание остается на одном и том же уровне, все остальное тоже остается на том же уровне.

Глава 2 Править

Чтобы полностью следовать идеям и методам системы, необходимо признание двух положений: низкого уровня сознания и практически отсутствия воли и индивидуальности человека.

Всякое изучение, всякое размышление и исследование должно иметь одну цель, одно намерение, и этой целью должно быть достижение сознания. Бесполезно изучать себя без этой цели. Причиной изучения себя может быть только понимание, что мы не обладаем сознанием, и желание обрести его. Иначе это становится просто бесполезным. Достижение сознания связано с постепенным освобождением от механичности, ибо человек, как он есть, целиком и полностью находится под механическими законами. Чем большего сознания человек достигает, тем больше механичности он оставляет, что означает, что он становится более свободным от случайных механических законов.

Есть определенное препятствие, определенная причина, почему мы не можем иметь сознания в своем состоянии. Главным препятствием на пути развития является ложь.

Я оставлю в стороне всю внешнюю ложь и возьму только ложь человека самому себе о самом себе. Это причина нашего состояния и невозможности прийти к лучшему, высшему, более могущественному и эффективному состоянию сознания. Согласно системе, мы не можем знать истину, потому что истина может быть достигнута только в объективном сознании.

Позднее вы найдете, что сознание может существовать без мысли, что сознание есть нечто отличное от мысли. Вы применяете мысль только для того, чтобы дать толчок, а затем она начинает двигаться в этом направлении, и вы становитесь сознательным без мысли. Затем вы можете думать о чем-либо, что вам нравится. Но вначале вы, конечно, должны употребить эту умственную энергию, ибо это единственная управляемая энергия, которую вы имеете, за исключением движений. Но вы не можете сделать себя сознательным путем поворота колеса или бега, поэтому вы должны сначала применять мыслительную энергию. Это не значит, что вы всегда будете должны делать это — вы открываете дверь.

В. Может ли человек развить сознание своими собственными усилиями?

О. Нет, он не может сделать это своими собственными усилиями. Прежде всего он должен иметь некоторое знание и некоторое объяснение методов; и, кроме того, имеется много других трудностей. Человек является машиной, которая работает под внешними влияниями. Машина человека 1, 2 и 3 не знает себя, но когда человек начинает узнавать себя, он уже становится другой машиной; так начинается развитие. Но он не может получить необходимого знания сам по себе.

Обычно уровень нашего сознания всегда движется вверх и вниз. “Вниз” означает, что мы находимся ближе ко сну, “вверх” означает, что находимся ближе к возможности пробуждения.

Глава 3 Править

Самоизучение начинается с изучения состояний сознания. Человек имеет право быть самосознающим, даже такой, какой он есть, без какого-либо изменения. Объективное сознание требует в нем многих изменений, но самосознание он может иметь и теперь. Однако он не получил его, хотя и думает, что имеет его. Как началась эта иллюзия? Почему человек приписывает себе самосознание? Он приписывает его себе вследствие того, что это его законное состояние. Если он не является самосознающим, он живет ниже своего законного уровня, употребляет только одну десятую своих сил. Но пока он приписывает себе то, что является только возможностью, он не будет работать для достижения этого состояния.

По этому поводу возникает следующий вопрос: почему человек не обладает самосознанием, если он имеет для этого все необходимые приспособления и органы? Причиной этого является его сон. Не легко пробудиться, ибо имеется много причин для сна. Часто задают вопрос: все ли люди обладают возможностью пробуждения? Нет, не все: очень немногие способны понять, что они спят, и сделать необходимые усилия для пробуждения. Во-первых, человек должен быть подготовлен, он должен понять свое положение; во-вторых, он должен иметь достаточно энергии и достаточно сильное желание, чтобы быть способным выйти из этого положения. Во всей этой странной комбинации, являющейся человеком, только одно может быть изменено — это сознание. Но сначала он должен понять, что он машина, — для того, чтобы быть способным затянуть некоторые гайки, ослабить другие и т. д. Он должен изучать; именно здесь начинается возможность изменения. Когда он поймет, что он — машина, и когда узнает кое-что о своей машине, он увидит, что его машина может работать в различных условиях сознания, и поэтому будет стараться дать ей лучшие условия.

Нам говорили в настоящей системе, что человек имеет возможность жить в четырех состояниях сознания, но он живет только в двух. Мы знаем также, что наши функции делятся на четыре категории. Таким образом, мы изучаем четыре категории функций в двух состояниях сознания. В то же время мы понимаем, что случаются проблески сознания, и что нам мешает иметь больше этих проблесков то, что мы не помним себя, что мы спим.

Первое, что необходимо понять при серьезном изучении самого себя, это то, что сознание имеет степени. Вы должны помнить, что вы не проходите от одного состояния к другому, но что они прибавляются одно к другому. Это значит, что если вы находитесь в состоянии сна, то, когда пробуждаетесь, состояние относительного сознания или "бодрствующего" сна прибавляется к состоянию сна; если вы становитесь самосознающим, это прибавляется к состоянию "бодрствующего" сна; а если достигаете состояния объективного сознания, оно прибавляется к состоянию самосознания. Нет резких переходов от одного состояния к другому. Почему нет? Потому что каждое состояние состоит из различных слоев. Как во сне вы можете быть более крепко спящими или менее крепко спящими, так и в состоянии, в котором мы находимся теперь, вы можете быть ближе к самосознанию или дальше от него.

Наблюдение функций должно быть связано с изучением состояний и степеней сознания. Необходимо ясно понять, что сознание и функции — совершенно различные вещи. Двигаться, думать, чувствовать, иметь ощущения — это функции; они могут работать совершенно независимо от того, сознательны мы или нет; другими словами, они могут работать механически. Быть сознательным — это нечто совершенно другое. Но если мы более сознательны, это немедленно увеличивает остроту наших функций.

Функции можно сравнить с машинами, работающими при различных степенях освещенности. Эти машины таковы, что они способны работать лучше при свете, чем в темноте: чем больше света в каждый момент, тем лучше работают машины. Сознание есть свет, а машины — функции.

Изменение должно начинаться изнутри, с изменения сознания, с момента, когда вы начинаете вспоминать себя, или даже раньше, когда начинаете представлять себе возможность самовоспоминания, и это является действительно важным.

Без работы над сознанием все стороны нашего "я", которые могут быть сознательными, будут становиться более и более механическими.

В. Имеет ли качество интеллекта какое-либо отношение к приобретению сознания?

О. Да, потому что мы должны начинать с интеллекта. Наш интеллектуальный центр лучше развит или больше находится под своим собственным контролем. Эмоциональный центр более безответственен. Поэтому, так как в нашем владении, в основном, находится интеллектуальный центр, мы должны применять его до тех пор, пока мы либо не станем более сознательными, либо не научимся применять более эффективно другие функции и управлять ими лучше, чем делаем это теперь.

В настоящее время наши функции обусловлены нашим состоянием сознания. Имеется небольшая вариация: мы можем быть немного более сознательными, чем мы являемся, — немного более или значительно менее. Это влияет на функции, так как, если вы более пробудились, функции производят лучшие результаты, но если вы более сонные, они производят худшие результаты. Это мы в состоянии наблюдать. Но, как принцип, мы должны понять, что функции и состояния сознания независимы друг от друга и существуют сами по себе. Состояние сознания воздействует на функции, и возросшее сознание будет создавать новые функции. В итоге истинное пробуждение создаст новые функции, которых мы в настоящее время не имеем.

В. Является ли совершенное регулирование четырех центров целью, к которой следует стремиться?

О. Да, это отправной пункт. После этого человек может думать о создании высших состояний сознания — о сознательном состоянии самого себя, а затем о сознательном состоянии вещей вне себя. Это будет соответствовать работе высших центров.

Энергия сознания не признается психологией и научными школами. Сознание рассматривается как часть психических функций. Другие школы целиком отрицают сознание и все рассматривают как механическое. Некоторые школы отрицают существование жизненной энергии. Но жизненная энергия отлична от механической энергии, и живая материя может быть создана только от живой материи. Всякое развитие происходит от жизненной энергии. Психическая энергия есть энергия, с которой работают центры. Они могут работать с сознанием или без сознания, но результаты их работы будут различны, хотя и не настолько, чтобы легко заметить это со стороны. Человек может знать сознание только в себе.

В. Почему моменты сознания бывают столь редки? Является ли это вопросом энергии?

О. Нет топлива. Если вы не имеете электричества или если имеете карманный фонарь с плохой батареей, вы можете иметь вспышку и ничего больше. Сознание есть свет, свет есть результат некоторой энергии; если нет энергии, нет никакого света.

В. Находится ли секрет развития сознания в сохранении и контроле энергии?

О. Нет, не только, хотя сохранение и увеличение энергии очень важно. Но энергии самой по себе недостаточно; человек должен знать, как ее контролировать. Энергия является механической стороной сознания. Мы не можем начать с идеи контроля. Чтобы контролировать одну маленькую вещь, мы должны знать всю машину. Во-первых, мы должны остановить потерю энергии; во-вторых, собрать ее путем самовоспоминания; затем все отрегулировать. Мы не можем начинать каким-либо другим путем.

...если человек пытается развить сознание, он должен в то же время бороться с отрицательными эмоциями, потому что вы или сохраните отрицательные эмоции, или разовьете сознание, — вы не можете иметь и то и другое вместе.

Глава 4 Править

В нашем состоянии сознания мы можем знать только некоторые вещи и должны сосредоточиваться на том, что мы можем знать, не теряя времени на то, что мы не можем знать.

Глава 5 Править

Мы не представляем себе, что такое сознание и что оно заключает в себе. Если бы нам удалось стать сознательными хотя бы на полчаса, мы могли бы увидеть удивительные вещи и научиться невероятно многому. Таким образом, сознание является целью само по себе, благодаря тому, что оно дает, и оно означает также шаг в направлении объективного сознания.

Необходимо сказать немного об этом, о том, что подразумевается под четырьмя степенями сознания, которыми человек может обладать. Если мы возьмем это с точки зрения познания истины, тогда во сне мы не можем узнать разницу между тем, что истинно и что не истинно. Все вещи, которые мы видим в снах, выглядят похожими друг на друга. В бодрствующем состоянии мы уже имеем больше шансов распознать разницу между вещами: форма вещей определяется нашим зрением, поверхность вещей — прикосновением, и, до некоторой степени, мы можем ориентировать себя путем восприятия наших органов чувств. Таким образом, имеется объективный элемент, но сами мы остаемся субъективными к себе. Когда мы становимся самосознающими, мы становимся объективными к себе, а в объективном сознании мы можем знать объективную истину обо всем. Таковы степени сознания.

В. Должны ли мы изменить наше знание, чтобы увидеть вещи такими, какими они являются в действительности, и узнать истину?

О. Нет, в теперешнем состоянии сознания мы не можем подойти к вещам, какими они являются; мы должны изменить наше состояние сознания. Но мы можем уничтожить некоторые наслоения лжи. Вещи окружены ложью. Мы можем снять одну, две или три кожи и подойти ближе к реальности.

В. Мне не ясно, что значит высшее сознание. Как я могу думать об этом?

О. Мы поймем возможность высшего сознания тогда, когда поймем, что мы вообще не сознательны. Мы сознательны только в редкие моменты, которые не контролируем. В настоящее время мы находимся в двух состояниях — во сне и в полубодрствующем состоянии.

Теоретические сравнения состояний сознания и словесные описания не помогут; но когда мы начнем пробуждаться, мы поймем то состояние, в котором находимся в настоящее время. Необходимо находить моменты самовоспоминания, и тогда, в эти моменты, вы увидите разницу. Изучая себя, вы увидите, что можете быть весьма близки ко сну или можете быть близки к самосознанию. Таким образом, изучение начинается с изучения этих различных состояний в себе. Например, когда мы принимаем себя за одно или не думаем об этом, — тогда мы близки ко сну. Но когда мы начинаем делить себя и узнавать, что в каждый момент говорит только одно “я” или одна группа “я”, тогда мы ближе к самосознанию, ближе к объективным фактам.

Имеются различные пути изучения сознания в себе. Вначале приходит понимание того, что человек не может быть сознательным, когда он хочет этого. Наилучшим временем, чтобы понять это, является время после того, как вы что-то сказали или сделали. Допустите, что вы говорили о некотором важном деле или писали письмо, тогда спросите себя: “Был ли я сознателен в то время?”. Кроме этого, вначале приходит понимание того, что вы не одно “я”, а имеете много различных “я”.

В. Как мы можем распознавать, являемся ли мы самосознающими?

О. Вы будете знать; это совершенно особое ощущение. Когда вы попытаетесь быть сознательными в течение одного момента, а затем сравните его с другим моментом, когда не пытаетесь быть сознательным, вы увидите разницу. Это нельзя описать. В один момент вы сознаете себя, в другой момент не сознаете себя: вы что-то делаете, говорите, пишете — и вы не являетесь сознательными.

Только вы должны помнить, что было сказано в самом начале, — мы должны изучать не только состояния сознания, но также препятствия к приобретению сознания. Таким образом, мы должны изучать их, а затем удалять их. Все эти препятствия находятся в нас самих. Мы не можем изменить внешние обстоятельства, мы должны принять их такими, какими они являются, и изменяться внутренне в этих обстоятельствах. Самовоспоминание есть попытка осознать себя.

Самосознание является наивысшим возможным изменением, так как в обычных условиях жизни никто не сознает себя, и все же люди не понимают этого.

В. Вы просили нас не принимать ничего на веру. Знаете ли вы, что более высокие состояния сознания действительно были достигнуты?

О. Да. Прежде всего вы можете найти много описаний в литературе о том, как мистики и религиозные люди пришли к тем же вещам. Сходство описаний этих опытов является наилучшим доказательством. Люди различного рода в различных странах, с разницей в тысячи лет, живущие в различных условиях, пришли к такого же рода опыту различными путями. Затем вы можете найти много людей, имеющих личный опыт такого рода, доказывающий, что существуют совершенно различные состояния восприятия и реакции. Таким образом, это не гипотеза.

В. Если потенциальность объективного сознания является нормальным условием для человека, почему же могут развиваться только немногие?

О. Когда вы пытаетесь сделать первый шаг к объективному сознанию, которого достигает самосознание, и вы видите, как трудно это сделать и как много сил действует в вас против этого, как много имеется препятствий, вы не будете сомневаться в том, что только немногие могут достичь этого, что это возможность, но очень отдаленная возможность. Имеется слишком много препятствий — леность, лживость, инертность. Мы любим спать.

В. Если человек не вспоминает себя, значит ли это, что он не имеет сознания?

О. Вы не вспоминаете себя; не человек, но вы. Если вы пытаетесь и не достигаете, это не значит, что вы не имеете сознания, а лишь то, что имеете его недостаточно. Только ваш собственный, хотя и ограниченный, опыт может показать степень сознания.

Когда мы употребляем слово “самосознание”, мы подразумеваем некоторую степень, которая выше нашего обычного количества сознания. Мы имеем некоторое количество сознания, но оно недостаточно для выхода из нашего состояния. Если бы у нас не было понижений сознания, мы бы оставались такими, какими мы являемся.

Вы не можете работать над самим сознанием: вы можете сделать одно или два судорожных, но не постепенных усилия. Но вы можете сделать усилия над мыслями, и таким образом можете работать над сознанием окольным путем. Это наиболее важная часть метода. Попытайтесь понять разницу между воспоминанием себя таким образом и состоянием сознания. Это тот же умственный процесс, который вы употребляете во всем, в чтении, писании и во всем, что вы делаете, поэтому имеете некоторый контроль над ним. Даже если мы вложим в самовоспоминание то же количество энергии, которое вкладываем в изучение иностранного языка, мы достигнем некоторого количества сознания. К сожалению, мы не хотим вложить даже такое количество энергии в него; мы думаем, что эти вещи должны прийти сами собой, что достаточно попробовать один раз — и это должно прийти. Самовоспоминание требует усилия, поэтому, если вы продолжаете делать эти усилия, моменты сознания будут приходить более часто и становиться продолжительнее. Затем, постепенно, самовоспоминание перестанет быть чисто интеллектуальным — оно будет иметь пробуждающую силу.

В. Каково отношение мысли к сознанию?

О. Очень трудно ответить на это кратко. Мысль есть механический процесс, она может работать без сознания или с очень малым сознанием. И сознание может существовать без ощутимой мысли.

В. Какое различие в значении внимания и сознания?

О. Внимание может быть рассмотрено как элементарное начало сознания — первая ступень. Это не есть полная осведомленность, ибо оно направлено только по одному пути. Как я сказал, сознание требует двойного внимания.

В. Какова цель достижения этого высшего сознания? Жить более полно?

О. Одна вещь зависит от другой. Если мы хотим иметь волю, если хотим быть свободными вместо того, чтобы быть марионетками, если хотим пробудиться, мы должны развивать сознание. Если мы сознаем, что мы спим, что все люди спят и что это значит, тогда объясним все абсурдности жизни. Совершенно ясно, что люди, если они спят, не могут делать что-либо иначе, чем они делают это теперь.

В. Такими, какими мы являемся, будем ли мы способны быть сознательными, когда хотим этого, или это будет всегда приходить случайно?

О. Ничто не приходит в своем полном состоянии в один момент. Первый шаг в том, чтобы быть более сознательным. Если сейчас, с усилием, вы можете сделать себя сознательным на минуту, тогда, если вы работаете над этим и делаете все, что возможно, чтобы помочь этому, то спустя некоторое время, вы будете способны быть сознательным пять минут.

В. Может ли самосознание дать знание?

О. Нет, сознание, само по себе, не дает знания. Знание должно быть достигнуто. Никакое количество сознания не может дать знания и никакое количество знания не может дать сознания. Они не параллельны и не могут заменить друг друга. Но когда вы становитесь сознательными, вы видите вещи, которых не видели раньше. Если вы сохраните эту сознательность достаточно долго, это произведет громадный эффект. Весь мир стал бы другим, если бы вы смогли сохранить ее в течение, скажем, пятнадцати минут. Но человек не может сознавать себя в течение пятнадцати минут без очень сильного эмоционального элемента. Вы должны создать нечто, что сделает вас эмоциональными; вы не можете сделать это без помощи эмоционального центра.

Сознание есть сила, и сила может быть развита только пугем преодоления препятствий. Две вещи может быть развиты в человеке — сознание и воля. Обе они являются силами. Если человек преодолевает несознательность, он будет обладать сознанием; если он преодолеет механичноть, он будет обладать волей. Если он поймет природу сил, которых он может достичь, ему будет ясно, что они не могут быть даны: эти силы должны быть развила путем усилия. Если бы мы были созданы более сознательными, мы оставались бы сознательными машинами. Гурджиев говорил мне, что в некоторых школах они смогли, применяя некоторые специальные методы, сделать сознательным барана. Но он оставался просто сознательным бараном. Я спросил, что оии сделали с ним, и он ответил, что они его съели.

Идея сознательного барана такова: допустите, что человек сделан сознательным с помощью кого-то еще; он станет инструментом в руках других. Необходимы собственные усилия, так как в противном случае, даже если человек сделан сознательным, он не будет способен использовать сознание. Это находится в самой природе вещей, что сознание и воля не могут быть даны. Если бы кто-нибудь смог бы дать их вам, это не принесло бы пользы.

В. Разве нет ничего общего между самосознанием и отождествлением?

О. Они на различных уровнях, вы не можете сравнивать их. Вы не можете отождествляться и сознавать себя: наличие одного означает отсутствие другого. Все вещи связаны, ни одно проявление не является отдельным; все они связаны с определенным порядком вещей.

Глава 6 Править

В. Является ли целью сознания полное управление машиной, и таким образом для сознательного человека все, что является механическим, не может существовать?

О. Оставьте сознательного человека. Вы можете понять зло только в отношении к самим себе — остальное является слишком общим. В самих себе вы находите особенности и стремления, которые идут против сознания, которые помогают сопротивлению. Это зло находится в вас самих. Вы увидите, что зло может быть проявлено только механически; необходимо длительное время, чтобы понять это полностью. Вы можете часто ошибаться, можете принимать за зло то, что не является злом, или принимать что-либо механическое за сознательное.

Совесть в отношении к эмоциям есть то же самое, что сознание в отношении к идеям. Может быть, для вас легче будет понять, что такое совесть, если вы подумаете об этимологическом значении слов сознание и совесть. Сознание означает знание, связанное вместе. Но мы не можем говорить о всем знании, так как это было бы слишком сложно; мы можем говорить только о всем знании, которое можем иметь относительно одного и того же предмета. Оно должно быть связано с самоосведомленностью, поэтому сознание должно быть вами самими, связанным со всем, что вы знаете о некоторой частной вещи.

Глава 7 Править

В. Имеется ли связь между магнетическим центром и сознанием?

О. Да, но не прямая: между ними имеется несколько различных состояний. Лучше сказать, что магнетический центр есть основа, из которой растет постоянное “Я”. Позднее через посредство некоторых трансформаций магнетический центр становится постоянным “Я”. Он есть семя постоянного “Я”, но только семя — сначала он должен стать чем-то совершенно другим.

В. Если вы говорите, что то, что мы называем “Я”, является воображаемым, то что вы подразумеваете под “самосознанием”? Какое “само” может быть сознательным?

О. Само как отличное от не-само. “Я” — и этот стол. Когда я сказал, что “Я” было воображаемым, я имел в виду это в смысле мысленного образа, который мы имеем о самих себе, в смысле того, что мы думаем о самих себе. Когда я говорю “Успенский”, это украшенный “Успенский”, созданный, чтобы выглядеть тем, чем он не является. Я приписываю ему много вещей, которыми он не обладает, и я не знаю его слабостей. Условие роста реального “Я” заключается в том, чтобы отделаться от “Успенского”, не быть отождествленным с ним.

Глава 9 Править

Вся работа должна быть сосредоточена на сознании.

В. Требует ли переключение с одного аккумулятора на другой момента сознания?

О. Нет, оно является автоматическим. Инстинктивный центр знает, как делать это, и может вполне хорошо работать без нашего сознания. Сознание может быть необходимо для специальной работы в связи с большим аккумулятором. Когда мы хотим чего-либо необычайного, чего-либо, что не может быть получено обычным путем, необходимо изобретать новые методы.

Вся работа сосредоточена на сознании. В работе над центрами мы только пытаемся остановить неправильную работу. Нет никаких упражнений для того, чтобы увеличить работу центров: вся работа происходит над сознанием. Когда сознание увеличивается, центры приспосабливаются. Но неправильная работа центров должна быть остановлена, ибо если бы мы остались ненормальными и стали сознательными, наши центры сошли бы с ума, — они не были бы способны выдержать это. Но это не может случиться — человек не может стать сознательным бессознательно. Люди часто спрашивают: что выигрывает человек, став сознательным? Это потому, что они не знают, каков результат сознательности. Когда мы сознательны, мы связываемся с высшими центрами, и тогда вся картина меняется.

Глава 12 Править

Невозможно сказать о самосознании, которое является более высоким состоянием сознания, что оно определенно является возможным или что это легкое переживание, ибо оно означает изменение бытия; поэтому трудно сказать механическому человеку, как он будет чувствовать себя и смотреть на вещи, когда он станет более сознательным. Он спит. Как может кто-либо сказать, что он будет чувствовать или делать, когда он пробудится?

Все, что может быть приобретено в области развития сознания, может быть приобретено только при помощи усилия. Толчок не может заменить усилия; он может действовать на центры, но не на сознание. Сознание не развивается само по себе и не работает само по себе. Толчок может на короткое время раскрыть высшие центры и соединить с ними человека на момент. Он может сосредоточить на определенное время всю энергию в нашем теле, которая обычно рассеяна повсюду, он может собрать ее вместе. Вы можете пробудиться на момент, но, как правило, позднее вы впадаете в еще более глубокий сон. Вы можете даже потерять сознание или быть в очень низком состоянии впоследствии. Поэтому никакой толчок не может увеличить количество сознания; это очень важно понять. Люди обычно смешивают идею сознания и функций. То и другое должно развиваться, но развитие одного не производит развития другого.

В. Что вы подразумеваете под развитием функций?

О. Если центры сбалансированы и приобрели достаточную скорость, они становятся связанными с высшими центрами. Это наиболее легкий способ понять это, но могут быть другие описания. В этом состоянии сознания мы можем быть осведомленными только о работе низших центров; в состоянии самосознания мы можем быть осведомленными о большем. Но сначала мы должны начать очищение.

В. Так как мы работаем над самими собой, не означает ли это, что мы приобретаем высшее сознание?

О Нет, это может занять очень долгое время. Мы хотим приобрести контроль высших состояний сознания, но прежде всего настоящая система говорит о приобретении контроля над обычными способностями, над мыслями, над эмоциями, и в приобретении этого контроля мы должны исключить определенные вещи и создать возможность самовоспоминания. Поэтому сначала мы должны приобрести контроль над простыми, обычными вещами. Только тогда мы можем ожидать большего. В этой системе имеются последовательные ступени — человек не может прыгать.



Глава 14 Править

В. Может ли горе помочь человеку достичь высшего состояния сознания?

О. Ни один отдельно взятый толчок не может помочь, так как уз, которые удерживают нас в нашем состоянии, очень много. Важно понять, что необходимы тысячи толчков в течение ряда лет. Только тогда нити могут быть разорваны и человек может стать свободным.

Глава 15 Править

В. Считаете ли вы, что самосознание может быть достигнуто молитвой? И если это так, то как нужно молиться?

О. Если бы человек мог действительно молиться непрестанно, то это создало бы самосознание. Все дело в том, что мы этого не можем. Человек начинает молиться, а пять минут спустя молитва становится механическим повторением слов. Если бы человек мог молиться, молитва могла бы создать самосознание, но человек не может, так как человека нет. Человек мог бы делать многие вещи, если бы он был, то есть, если бы он был постоянным. Но дело в том, что один начинает, а другой продолжает.

Вестник грядущего добра Править

У современного человека, отчасти из-за его ненормального воспитания в период подготовительного возраста, отчасти из-за широко распространённых ненормальных условий современной жизни, работа психических центров на протяжении ответственного возраста почти полностью разобщена, поэтому его интеллектуальная, эмоциональная и инстинктивно-двигательная функции не дополняют и не корректируют естественным образом друг друга, но, напротив, идут разными путями, которые редко пересекаются, и потому не имеют возможности получить то, что следует понимать под словом «сознание», относительно которого современные люди совершенно заблуждаются.

Отложение в целокупности человека трёх различных категорий впечатлений, перечисленных выше, для последовательных проявлений психики человека, подтверждает, среди прочего, реальное различие трёх установленных состояний сознания человека и определяет их качество и знание.

Методами Института гармонического развития человека всякий может вполне надёжно и без малейшего сомнения установить, что сознание человека состоит из трех определённых способностей проявления, и эти способности формируются и определяются ассоциациями впечатлений, которые имеют своё происхождение в одной из трёх упомянутых категорий. Одно из трёх состояний сознания, которое, в объективном смысле, считается наивысшим и наиболее желательным для человека, основывается исключительно на ассоциациях ранее воспринятых впечатлений третьей категории.

Второе состояние сознания составляется из ассоциаций впечатлений второго порядка, упомянутого выше, то есть из впечатлений, воспринятых сознательно. К третьему состоянию человеческого сознания можно отнести род сознания, для которого современный человек, стремясь подчеркнуть его особое значение и ничуть не сомневаясь в правильности своего наименования, применяет выражение «бодрствующее состояние сознания». Это состояние сознания, которое современный человек квалифицирует как высшее, показало себя, согласно научно организованным и тщательно проверенным исследованиям, продуктом постоянно повторяемых, непроизвольно и случайно воспринимаемых, равно как и искусственно создаваемых и «выученных наизусть» впечатлений. Большинство людей, вследствие постоянно ухудшающихся условий существования, привыкло отдавать приоритет этому сознанию, которое достигается только что упомянутыми впечатлениями, то есть «выученными наизусть» непроизвольными восприятиями случайных впечатлений, получаемых из нашего окружения.

У человека, который достигает высшей степени сознания посредством ассоциаций, составленных из впечатлений первого рода, процессы воображения, воспоминания, суждения, рассуждения и мышления являются ничем иным, как автоматической кристаллизацией, происходящей из его так называемых «сосредоточенных усилий», каковому процессу он и присваивает громкое имя «внимание», тогда как уже кристаллизованные и автоматически воспринятые впечатления и упомянутые проявления являются ничем иным, как результатом ранее повторяющихся и случайных впечатлений, другими словами, все процессы этого внутреннего мира человека являются автоматическим обозрением различных комбинаций часто повторяемых переживаний, так сказать, «устаревших» впечатлений. И проявления этого человека в обычной жизни, все его импульсы, мысли, чувства, слова, убеждения, верования и поступки составляются исключительно из материала таких впечатлений в различных комбинациях, кристаллизованных в его целокупности.

Эти комбинации формируются под влиянием случайных толчков, которые более или менее интенсивно приводят в движение ту или иную группу ранее воспринятых впечатлений, которые в данном случае становятся центром ассоциаций.

Каждый новый толчок, или толчок разной степени интенсивности, вызывает ещё одну ассоциацию и, следовательно, другой ряд мыслей, чувств и действий и т. д., и никакой центр у обладателя такого сознания не может добавить что-либо своё или что-либо новое к сформированным таким образом комбинациям, и никакой центр не может, даже действуя в момент своей наибольшей интенсивности, извлечь материал, сформированный в других центрах.

Отсюда следует, что, поскольку восприятие мира у обладателя такого сознания всегда приходит с одной его стороны или, другими словами, так как обладатель такого сознания осуществляет три разных процесса восприятия, которые имеют мало общего или ассоциируются случайно и частично, то каждое из его суждений, как продукт лишь одной стороны психики и части материала, находящегося в его распоряжении, неизменно является односторонним и, в результате, ошибочным.


Статья "Интеллект против сознания" Править

Первоочередная задача науки обнаружить и экспериментально доказать наличие уровней пробуждения человека и определить пути, ведущие к обладанию высшим Сознанием.