ФЭНДОМ


Смысл Науки у Общества АхлданПравить

Благодаря таким расспросам Белькюльтасси постепенно сумел в своих друзьях и знакомых вызвать откровенность, в результате чего оказалось, что все они ощущают и видят в самих себе все то же самое, что и он. Вот среди этих друзей и знакомых Белькюльтасси тогда и оказалось несколько серьезных существ, еще не совсем подвергшихся действию последствий свойств органа Кундабуфера, которые, проникшись сутью дела, тоже заинтересовались этим очень серьезно, продолжая проверять происходившее в них самих и самостоятельно наблюдать за окружающими.

Вскоре после этого они, по инициативе того же Бель­кюльтасси, стали иногда собираться вместе и делиться меж­ду собой наблюдениями и новыми констатированиями.

После длительных проверок, наблюдений и беспри­страстных констатирований, вся эта группа земных су­ществ, как и сам Белькюльтасси, тоже категорически убе­дилась, что они не такие, какими должны были бы быть.

Немного позже к этой группе тогдашних земных су­ществ присоединилось много других, тоже со сказанными наличиями. Позже они и учредили это самое общество, которому и дали наименование «Общества-Ахлдан».

Словом «Ахлдан» тогда выражалось следующее понятие:

«Стремление-осознать-смысл-и-цель-бытия-существ»...


Совесть как направляющая сила УчёныхПравить

Здесь будет очень интересно отметить о том, что у глав­ного входа этой огромной ограды ими было воздвигнуто довольно большое, — конечно, большое по сравнению с величиной их общего наличия, — каменное изваяние под наименованием «Сфинкс», которое очень напомнило мне ту статую, виденную мною при моем первом персональном спуске на твою планету в город Самлиос, как раз против громадного принадлежавщего научному обществу «Ахлдан» дома, называвшегося тогда «основной-кафедральный-собор» общества Ахлдан.

Виденная мною в городе Самлиосе статуя, очень меня тогда заинтересовавшая, являлась эмблемой этого обще­ства и называлась «Совесть».

Она изображала аллегорическое существо, т.е. существо, у которого каждая часть его планетного тела была изобра­жена частью планетного тела какого-либо существующего там определенной формы существа, но именно частями та­кого существа другой формы, в котором по скристаллизо­вавшимся понятиям тамошних трехмозгных существ име­ется в идеале та или другая существенская функционизация.

Основа планетного тела сказанного аллегорического су­щества была изображена «туловищем» тамошнего опреде­ленной формы существа, которое называется «бык».

Это туловище «быка» покоилось на четырех ногах друго­го существующего там, тоже определенной формы суще­ства, называющегося «лев», а на той части туловища быка, которая называется «спина», были приделаны два больших крыла, по виду точно такие, какие имеет водящееся там сильное существо-птица, именующаяся «орел».

А на том месте, где должна бы находиться голова, име­лись прикрепленные к туловищу быка посредством куска «янтаря» две груди, представляющие собой, так называе­мые, «груди-девственницы».

Тогда на материке Атлантида, когда я, заинтересовав­шись этим общим странным аллегорическим изображени­ем, спросил относительно его значения, один ученый, член того великого общества существ-людей, объяснил мне сле­дующее:

«Это аллегорическое изображение является эмблемой общества Ахлдан и служит для всех членов стимулом для постоянного напоминания и пробуждения в них соответ­ствующих импульсов, вложенных в это аллегорическое изображение».


"Состав" СовестиПравить

Далее он продолжал:

«...Эта наша эмблема постоянно напоминает и указывает нам, что достигнуть освобождения от сказанного возмож­но только если мы непрестанно будем принуждать наше общее наличие всегда мыслить, чувствовать и действовать в соответствующих случаях согласно тому, что выражено этой нашей эмблемой.

Понимается всеми нами членами общества Ахлдан эта наша эмблема так:

Туловище этого аллегорического существа, изображен­ное туловищем „быка“, означает, что скристал­лизовавши­еся в нас факторы, порождающие в нашем наличии злост­ные для нас самих импульсы, как наследственные, так и лично нами приобретенные, возможно переродить только при неутомимом труде, а именно, при таком труде, на ка­кой из существ нашей планеты особенно способен — бык.

То, что такое туловище покоится на ногах „льва“, озна­чает, что упомянутый труд должен производиться осозна­нием и ощущением такой смелости и веры в свою „мощь“, каковыми свойствами „мощи“ из числа всех существ Зем­ли обладает преимущественно владелец таких ног — могу­щественный лев.

Крылья самой сильной и выше всех птиц летающей пти­цы орла — прикрепленные на туловище быка, членам на­шего общества постоянно напоминают о том, что, во время сказанного труда и при упомянутых внутренних психоло­гических свойствах самооценки, непрестанно следует созерцать вопросы, не относящиеся к прямым проявлениям, требуемым для обычного существенского существования.

Что же касается странного изображения головы нашего аллегорического существа в форме „грудей-девственницы“, то этим самым выражается, что всегда и во всех, как внутренних так и внешних, собственным сознанием вы­званных функционизациях, первенствовать должна такая именно „любовь“, какая может возникать и иметься толь­ко в наличии концентраций, образовывающихся на зако­номерных частях всякого цельного ответственного суще­ства, в которого вложены упования нашего ОБЩЕГО ОТЦА.


Определение БеспристрастностиПравить

А то, что эта голова прикреплена к туловищу быка по­средством „янтаря“, это означает, что сказанная любовь должна быть совершенно беспристрастной, т.е. совершен­но изолированной от всех прочих функций, долженствую­щих происходить во всяком цельном ответственном существе».

Для того, чтобы тебе, мой мальчик, смысл этой послед­ней эмблемы, вложенный в материал называющийся там «янтарь», стал совершенно понятным, тебе надо добавить, что «янтарь» является одним из тех семи планетных обра­зований, в возникновении которых вездесущий активный элемент Окиданох принимает участие всеми своими тре­мя отдельными самостоятельными святыми частями в равной пропорции; и такие планетные и напланетные об­разования в процессе планетных осуществлений служат для так называемых «преграждений» самостоятельного течения в этих трех его локализированных самостоятель­ных святых частях.