ФЭНДОМ


В поисках чудесного Править

Глава 11 Править

Гурджиев сделал несколько очень интересных замечаний о зевоте и смехе.

— Существуют две непостижимые функции нашего организма, которые невозможно объяснить с научной точки зрения, сказал он, – хотя наука, естественно, не считает их необъяснимыми. Эти функции – зевота и смех. Ни ту, ни другую нельзя правильно понять и объяснить, не зная ничего об аккумуляторах и их роли в организме человека.

Смех также непосредственно связан с аккумуляторами. Но смех – это функция, противоположная зевоте. Это не накачивание энергии, а её выкачивание, как бы разрядка аккумуляторов от накопившейся в них избыточной энергии. Смех существует не во всех центрах, а только в тех, которые делятся на две части: положительную и отрицательную. Если я ещё не говорил об этом подробно, то сделаю это, когда мы приступим к более детальному изучению центров. В настоящее время мы рассмотрим только интеллектуальный центр. Возможны такие впечатления, которые попадают в этом центре сразу на две его половины, вызывая одновременно резкое "да" и резкое "нет". Такие одновременные "да" и "нет" производят в центре особого рода судорогу; и вот, не будучи в состоянии гармонизировать и переваривать два противоположных впечатления от одного факта, центр начинает выбрасывать в форме смеха энергию, вливающуюся в него из аккумулятора, который его в данный момент снабжает. Бывает и так, что в аккумуляторе скапливается слишком много энергии, а центр не в состоянии её использовать. Тогда любое, даже самое обычное впечатление может быть воспринято в двойной форме, т.е. попасть сразу на две его половины и вызвать смех, т.е. расход энергии.

Конечно, я даю вам самые общие понятия; вам следует помнить, что как зевота, так и смех очень заразительны. Это показывает, что в сущности они являются функциями инстинктивного и двигательного центров.

— А почему смех так приятен? – спросил кто-то. — Потому что смех освобождает от излишней энергии, сказал Гурджиев, – которая, оставаясь неиспользованной, может стать отрицательной, т.е. ядом. Внутри нас много этого яда. Смех же выступает в качестве противоядия. Но это противоядие необходимо лишь до тех пор, пока мы не можем использовать всю энергию для полезной работы. Так, о Христе говорят, что он никогда не смеялся. Действительно, в Евангелиях вы не найдёте упоминаний о том, чтобы Христос смеялся. Но есть разные способы не смеяться. Есть люди, которые не смеются потому, что целиком погружены в отрицательные эмоции – злобу, страх, ненависть, подозрительность. А есть люди, которые не смеются потому, что не имеют отрицательных эмоций. Поймите одно: в высших центрах не может быть смеха, так как в высших центрах нет деления, не существует "да" и "нет".

Четвертый путь Править

Глава 5 Править

...отождествление других людей всегда кажется смешным, и наше может стать таким же. Смех может быть полезным в этом отношении, если мы сможем обратить его на самих себя.

Глава 9 Править

В обычном человеке, который не учится вспоминать себя, некоторые из этих обычных впечатлений 48 также являются трансформированными, но совершенно иным путем. Они развиваются дальше или помогают развиваться дальше путем реакций определенного рода, например, путем смеха. Смех, в смысле юмора, играет весьма важную роль в связи с впечатлениями, опять же, помните, что я сказал, — в обычном человеке. С помощью смеха многие впечатления 48 трансформируются в 24. Но это только потому, что это необходимо для жизни, потому что мы не могли бы жить без впечатлений.

Функция, которая выглядит бесполезной, например, смех, помогает трансформировать некоторые впечатления, которые иначе были бы потеряны. Если бы на нашем уровне не было никакого смеха или юмора, то этот уровень был бы даже ниже, чем он есть. Можно сказать, что для человека на обычном уровне, человека, не пытающегося понять, что значит самовоспоминание, который ничего не слышал о нем, смех выполняет некоторую определенную функцию в организме. Он заменяет самовоспоминание очень малым, недостаточным образом, так как он помогает совершенно скучным, неинтересным впечатлениям проходить дальше и становиться живыми. Это есть главная функция смеха. Конечно, имеется много различных видов смеха, и некоторые из них совершенно бесполезны.

То, что я только что сказал о смехе и юморе, относится только к обычным центрам; в высших центрах он больше не является полезным. Это означает, что определенное впечатление падает одновременно на положительную и отрицательную части центра, и это производит чувство веселости. Смех помогает видеть другую сторону, увеличивает способность видеть. Но в высших центрах в этом нет никакой необходимости. В высших центрах мы видим вещи не как противоречия, не как противоположные друг другу, а как они есть.

В. Смех имеет, по-видимому, физиологический эффект?

О. Да, возможно, что противоречивое впечатление, которое не может быть гармонизировано, производит напряжение, и смех ослабляет его.

Глава 8 Править

В. Являются ли потерей времени лишние разговоры, смех и шутки?

О. Нет ничего плохого в этом, как в таковом. Плохим является то, что увеличивает механичность. Проведение времени в болтовне и смехе — это одна из наиболее механических вещей. Это зависит от того, чего вы хотите. Если вы решаете отдохнуть, это может быть настоящим отдыхом. Но если вы не можете остановить это, если это владеет вами, тогда это плохо.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.