ФЭНДОМ


В поисках чудесного Править

Глава 1 Править

В это же время меня сильно поразила беседы о Солнце, Луне и планетах. Не помню, как начался наш разговор, но мне помнится, что Гурджиев начертил небольшую диаграмму, стараясь объяснить то, что он назвал «корреляцией сил в разных мирах». Этот вопрос был связан с нашей предыдущей беседой о влияниях, действующих на человечество. В грубой форме идея выражалась так: человечество, или, более правильно, органическая жизнь на Земле, испытывает воздействия, исходящие из разных источников и разных миров: влияние Луны, влияние планет. Солнца и звёзд. Все эти влияния действуют одновременно; в данный момент преобладает одно из них, в другой — другое, и для человека существует известная возможность сделать выбор влияний, иными словами, перейти из-под одного влияния под другое.

Глава 4 Править

«Если мы захотим ответить на вопрос, что такое мир или миры, в которых мы живём, мы должны прежде всего спросить себя, что мы называем «миром», наиболее тесно и близко связанным с нами.

«На это можно ответить, что мы часто даём название «мир» миру людей, человечеству, в котором живём и часть которого составляем. Но человечество представляет собой неотделимую часть органической жизни на Земле; поэтому правильнее сказать, что ближайший к нам мир — это органическая жизнь на Земле, мир растений, животных и людей.

«Однако и органическая жизнь на Земле заключена в другой мир. Что же является «миром» для органической жизни? «На это можно ответить, что для органической жизни на нашей планете «миром» является планета Земля.

Глава 5 Править

«В нашей системе конец «луча творения», так сказать, растущий кончик ветви — это Луна. Энергия для его роста, т.е. для развития Луны и формирования новых её отпрысков, идёт на Луну с Земли, где она создаётся объединёнными действиями Солнца, всех других планет Солнечной системы и самой Земли. Эта энергия собирается и сохраняется в гигантском аккумуляторе, расположенном на поверхности Земли, каковым является органическая жизнь на Земле. Органическая жизнь на Земле питает Луну. Всё живое на Земле — люди, животные, растения — служит пищей для Луны. Луна — это огромное живое существо, которое питается всем, что живёт и растет на Земле. Луна не могла бы существовать без органической жизни на Земле, равно как и органическая жизнь на Земле не могла бы существовать без Луны. Более того, по отношению к органической жизни на Земле Луна представляет собой гигантский электромагнит. Если бы действие этого электромагнита внезапно прекратилось, органическая жизнь рассыпалась бы в прах».

«Процесс роста и разогревания Луны связан с жизнью и смертью на Земле. Всё живое в момент своей смерти высвобождает определённое количество энергии, придававшей ему «одушевлённость»; эта энергия, или «души» всех живых существ — растений, животных и людей — притягивается к Луне как бы гигантским электромагнитом и доставляет ей теплоту и жизнь, от которых зависит её рост, т.е. рост «луча творения». В хозяйстве вселенной ничто не теряется, и некоторая энергия, завершив свою работу на одном плане, переходит на другой».

...

«Влияние Луны на жизнь в целом проявляется во всём, что происходит на Земле. Луна — это главная, вернее, ближайшая и непосредственная движущая сила всего, что случается в органической жизни на Земле. Все движения, действия и проявления людей, животных и растений зависят от Луны и ей подчинены. Чувствительная плёнка органической жизни, покрывающая земной шар, целиком зависит от огромного электромагнита, который высасывает из неё жизненную силу. Человек, как и всякое иное живое существо, не может в обычных условиях жизни оторваться от Луны. Все его движения и, следовательно, все действия совершаются под контролем Луны. Если он убивает другого человека, это делает Луна; если он убивает себя, приносит себя в жертву ради других, это также делает Луна. Все дурные дела, все преступления, все поступки самопожертвования и героические подвиги, равно как и все действия повседневной жизни пребывают под властью Луны».

...

Другая беседа касалась Луны и её отношения к органической жизни на Земле. Снова один из членов нашей группы нашёл очень удачный пример, показывающий отношение Луны к органической жизни.

Луна подобна гире на часах. Органическая жизнь — это часовой механизм, приводимый в движение гирей; тяжесть гири, натяжение цепи на зубчатке приводят в движение колёса и стрелки часов. Если гирю удалить, движение в часовом механизме немедленно прекратится. Луна — это как бы колоссальная гиря, которая висит на органической жизни и приводит её в движение. Что бы мы ни делали, хорошее или плохое, умное или глупое, все движения колёс и стрелок нашего организма зависят от этого груза, который постоянно оказывает на нас своё давление.

Глава 7 Править

«В большой космической октаве, которая достигает нас в виде «луча творения», можно видеть первый полный пример закона октав. Луч творения начинается с Абсолютного. Абсолютное — это Всё. Всё, обладающее полным единством, полной волей, полным сознанием, творит миры внутри себя, начиная таким образом нисходящую мировую октаву. Абсолютное являет собой «до» этой октавы. Миры, которые Абсолютное создаёт в себе, — это «си». «Интервал» между «до» и «си» заполнен волей Абсолютного. Далее процесс творения развивается силой первоначального импульса и «добавочного толчка». «Си» переходит в «ля», которым для нас является наш звёздный мир, Млечный Путь. «Ля» переходит в «соль» — наше Солнце, Солнечная система. «Соль» переходит в «фа» — мир планет. И здесь между миром планет и нашей Землёй появляется «интервал». Это значит, что излучения планет, несущие к Земле различные влияния, не способны достичь её, точнее, не воспринимаются Землёй, которая их отражает. Для того, чтобы заполнить «интервал», в этом пункте луча творения создан особый аппарат для восприятия и передачи влияний, приходящих от планет. Этот аппарат — органическая жизнь на Земле. Органическая жизнь передаёт на Землю все влияния, предназначенные для неё, и делает возможным дальнейшее развитие и рост Земли, «ми» космической октавы, а затем её «ре», или Луну, после чего следует второе «до» — Ничто. Между Всем и Ничто проходит луч творения.

...

«Рассматривая луч творения, или космическую октаву, мы видим, что в развитии этой октавы должны появиться «интервалы». Первый — между «до» и «си», т.е. между миром 1 и миром 3, между Абсолютным и всеми мирами; второй — между «фа» и «ми», т.е. между миром 24 и миром 48, между всеми планетами и Землёй. Но первый «интервал» заполнен волей Абсолютного. Одно из проявлений воли Абсолютного как раз и состоит в заполнении этого «интервала» при помощи сознательного проявления нейтрализующей силы, занимающей «интервал» между активной и пассивной силами. Со вторым «интервалом» положение сложнее. Между планетами и Землёй чего-то не хватает, из-за чего влияние планет не в состоянии переходить на Землю полно и последовательно. Необходим «добавочный толчок», необходимо создание каких-то новых условий для обеспечения должного перехода сил.

«Эти условия для обеспечения перехода сил создаются при помощи устройства особого механического приспособления между планетами и Землёй. Это механическое приспособление, «передаточная станция» сил, — есть органическая жизнь на Земле. Органическая жизнь на Земле была создана, чтобы заполнить «интервал» между планетами и Землёй.

«Органическая жизнь представляет собой, так сказать, орган восприятия Земли. Она образует нечто вроде чувствительной плёнки, которая покрывает весь земной шар и поглощает те влияния из сферы планет, которые иначе не смогли бы дойти до Земли. Растительное, животное и человеческое царства одинаково важны для Земли в этом отношении. Поле, покрытое травой, воспринимает особые влияния планет и передаёт их Земле; то же самое поле, заполненное толпой людей, воспримет и передаст Земле другие влияния. Население Европы воспринимает планетные влияния одного вида и передаёт их Земле, население Африки воспринимает влияния другого вида и т.д.

«Все крупные события в жизни человеческих масс вызываются влияниями планет; они представляют собой результаты восприятия этих влияний. Человеческое общество — крайне чувствительный материал для их восприятия. И любое случайное небольшое напряжение в сфере планет может в течение нескольких лет отражаться, как возросшее оживление, в той или иной области человеческой деятельности. В сфере планет происходит какое-то случайное и кратковременное событие. Оно немедленно воспринимается человеческими массами; люди начинают ненавидеть и убивать друг друга, оправдывая свои действия какой-нибудь теорией братства или равенства, любви или справедливости.

«Органическая жизнь — это орган восприятия Земли, но в то же время и орган излучения. С помощью органической жизни любая часть земной поверхности ежесекундно посылает лучи известного рода по направлению к Солнцу, планетам и Луне. В связи с этим Солнце нуждается в одном виде излучений, планеты — в другом, а Луна — в третьем. Всё, что происходит на Земле, создаёт подобные излучения. И многие вещи зачастую случаются только потому, что от некоторого места земной поверхности требуются особого рода излучения».

Говоря это, Гурджиев особо обратил наше внимание на несовпадение времени, т. е. несовпадение длительности событий в мире планет и в человеческой жизни. Значение его настойчивых указаний по этому пункту прояснилось для меня лишь впоследствии.

Вместе с тем, он постоянно подчёркивал тот факт, что какие бы события ни происходили в тонкой оболочке органической жизни, они всегда служат интересам Земли, Солнца, планет и Луны; в ней не может произойти ничего ненужного и независимого, потому что она была создана для определённой цели и имеет лишь подчинённое значение.

Однажды, остановившись на этой теме, он дал нам диаграмму строения той октавы, одним из звеньев которой является «органическая жизнь на Земле».

До
Си
Ля
Соль До
Си
Фа Ля Соль Фа
Ми Ми
Ре Ре

— Эта добавочная, или боковая, октава луча творения, — сказал он, — берёт начало в Солнце. Солнце, «соль» космической октавы, начинает в некоторый момент звучать, как «до» — «соль-до».

«Необходимо понять, что любая нота любой октавы — а в данном случае, любая нота космической октавы — может быть «до» какой-то другой, боковой октавы, отходящей от нее. Или, точнее, любая нота любой октавы может быть любой нотой любой иной октавы, проходящей сквозь неё.

«В настоящем случае, «соль» начинает звучать как «до». Опускаясь до уровня планет, эта новая октава переходит в «си»; опускаясь ещё ниже, она порождает три ноты: «ля», «соль», «фа», которые создают и устраивают органическую жизнь на Земле в той форме, в какой мы её знаем. «Ми» этой октавы смешивается с «ми» космической октавы, т.е. с Землёй, «ре» — с «ре» космической октавы, т. е. с Луной».

Мы сразу же почувствовали, что в этой боковой октаве заключён огромный смысл. Прежде всего, она показала, что органическая жизнь, изображенная на диаграмме тремя нотами, имеет две более высокие ноты, одну на уровне планет, а другую на уровне Солнца, что она начинается на Солнце. Последний пункт был наиболее важным, потому что он вновь, как и многое в системе Гурджиева, оказался в противоречии с обычными теориями возникновения жизни, так сказать, снизу. В его объяснении жизнь пришла сверху.

Затем возникло много разговоров относительно «ми» и «ре» боковой октавы. Конечно, мы не могли определить, что такое «ре», однако оно несомненно было связано с идеей пищи для Луны. Какой-то продукт разложения органической жизни уходил на Луну; это и должно было быть «ре». Насчёт «ми» можно было говорить более определенно: органическая жизнь, несомненно, исчезала в Земле. Неоспорима её роль в структуре земной поверхности; известны такие явления, как рост коралловых островов, известняковых гор, формирование залежей угля, скоплений нефти, изменение почвы под влиянием растительности, рост растительности в озёрах, «создание червями богатых пахотных земель», изменение климата вследствие осушения болот и уничтожения лесов, а также многое другое — то, что мы знаем, и то, чего не знаем.

Вдобавок ко всему, боковая октава с особой ясностью показала нам, как легко и правильно классифицируется всё в изучаемой нами системе. Исчезло ненормальное, неожиданное, случайное: начал вырисовываться гигантский, строго продуманный план вселенной.

Глава 9 Править

«Нам нужно найти наше место и понять свои функции в этой вселенной, взятой в форме трёх октав излучений между четырьмя точками вселенной.

до
интервал х Абсолютное
си
ля
соль
фа
интервал х Первый толчок
ми
ре
до
интервал х Солнце
си
ля
соль
фа
интервал х Второй толчок (органическая жизнь на Земле)
ми
ре
до
интервал х Земля
си
ля
соль
фа
интервал х Третий толчок
ми
ре
до Луна

...

«Следует заметить, что хотя в этих трёх октавах существует шесть «интервалов», фактически лишь три из них нуждаются в дополнении извне. Первый «интервал» между «до» и «си» заполнен волей Абсолютного. Второй «интервал» «до-си» заполнен действием массы Солнца на проходящие сквозь него излучения. Третий «интервал» «до-си» заполнен действием массы Земли на проходящие сквозь неё излучения. Только «интервалы» между «фа» и «ми» должны быть заполнены «добавочными толчками».

Эти «добавочные толчки» могут исходить или из других октав, проходящих через данную точку вселенной, или из параллельных октав, которые начинаются в более высоких пунктах. Нам ничего не известно о природе «толчка» между «ми» и «фа» в первой октаве Абсолютного — «Абсолютное — Солнце». Но «толчок» в октаве «Солнце — Земля» — это органическая жизнь на Земле, т.е. три ноты — «ля», «соль», «фа» той октавы, которая начинается в Солнце. Природа «толчка» в октаве «Земля — Луна» нам также неизвестна.

Глава 10 Править

Позднее один из московских учеников Гурджиева добавил, что, говоря с ними однажды о космосах и о различном времени в разных космосах, Гурджиев сказал, что сон и бодрствование живых существ и растений, т.е. двадцать четыре часа, или день и ночь, составляют «дыхание органической жизни».

...

Некоторые из нас пытались подойти к этим проблемам с разных сторон; и хотя все мы улавливали мощный потенциальный заряд в идее космосов, мы долго не получали никаких результатов. Особенно смущал нас «микрокосмос».

— Если считать микрокосмосом человека, а тритокосмосом — человечество или, скорее, органическую жизнь, установить соотношения между человеком и другими космосами было бы гораздо легче, — сказал в этой связи один из нас, некто 3. Вместе со мной он пытался понять и развить идею космосов.

...

Помню также, что, когда позже мы говорили об этом, вопрос решался совсем легко, если мы принимали «микрокосмос» за человека. Конечно, всё было условным; тем не менее, этот подход находился в согласии со всей системой, изучающей мир и человека. Каждое индивидуальное живое существо — собаку, кошку, дерево, — можно принять за микрокосмос; сочетание всех живых существ составляет тритокосмос, или органическую жизнь на Земле. Эти определения казались мне единственно логически возможными, и я не мог понять, почему Гурджиев возражает против них.

Во всяком случае, вернувшись несколько позже к идее космосов, я решил принять человека за микрокосмос, а тритокосмосом считать органическую жизнь на Земле.

...

«Если микрокосмос, или человек, является трёхмерным телом, тогда тритокосмос, органическая жизнь на Земле, есть четырёхмерное тело. Земля обладает пятью измерениями, а Солнце — шестью».

«Обычная научная точка зрения считает человека трёхмерным телом; органическую жизнь на Земле она полагает скорее феноменом, чем трёхмерным телом; трёхмерными телами для неё являются Солнце и Млечный Путь».

«Неточность этого взгляда становится очевидной, если мы попытаемся постичь существование одного космоса внутри другого, т.е. низшего космоса в высшем, меньшего в большем, например, существование человека внутри органической жизни или в отношении к органической жизни. В этом случае органическую жизнь неизбежно приходится принимать за время. Существование во времени есть протяжённость в четвёртом измерении».

...

«Далее, семь космосов представляют собой «цикл измерений»; но это не значит, что цепь космосов заканчивается микрокосмосом. Если человек является микрокосмосом, т.е. космосом в самом себе, тогда микроскопические клетки, составляющие его тело, находятся почти в таком же отношении к нему, каково его собственное отношение к органической жизни на Земле. Микроскопическая клетка, которая находится на грани различимости в микроскоп, состоит из миллиардов молекул, заключающих в себе следующую ступень, следующий космос. Двигаясь ещё дальше, можно сказать, что следующим космосом будет электрон. Таким образом, мы получили второй микрокосмос — клетку, третий микрокосмос — молекулу и четвёртый микрокосмос — электрон. Эти подразделения — «клетки», «молекулы» и «электроны» — возможно, являются весьма несовершенными, и со временем наука установит другие, но принцип останется всё тем же, и низшие космосы всегда будут находиться к микрокосмосу в одном и том же отношении».

... Особенно часто я вспоминал слова Гурджиева о том, что в разных космосах время оказывается различным. Я чувствовал, что здесь скрывается загадка, которую я могу и должен решить.

Наконец, пытаясь собрать воедино все свои мысли на эту тему, я принял человека за микрокосмос. Следующим по отношению к человеку космосом стала «органическая жизнь на Земле», которую я назвал тритокосмосом, хотя и не понимал этого названия и не сумел бы ответить на вопрос, почему органическая жизнь на Земле является «третьим» космосом. Но название не имело значения. После этого всё пришло в согласие с системой Гурджиева. Ниже человека, т.е. в качестве следующего малого космоса, находилась «клетка». Это не всякая клетка и не клетка при любых условиях, но достаточно крупная клетка, например, эмбрион в человеческом организме. В качестве следующего космоса можно взять клетку ультрамикроскопической величины. Идея двух космосов в микроскопическом мире, т.е. идея двух микроскопических индивидов, отличающихся друг от друга в такой же степени, в какой «человек» отличается от «крупной клетки», в бактериологии представляется совершенно очевидной.

Глава 15 Править

В одном случае, говоря о строгой всеобщей взаимосвязи во вселенной, Гурджиев остановился на «органической жизни на Земле».

— Для обычного знания, — сказал он, — органическая жизнь является своего рода случайным придатком, нарушающим целостность механической системы. Обычное знание не связывает её ни с чем и не делает никаких выводов из факта её существования. Но вы должны понимать, что в природе нет и не может быть ничего случайного и ненужного; всё имеет определённую функцию, всё служит определённой цели. Таким образом, органическая жизнь представляет собой необходимое звено в цепи миров, которые не могут существовать без неё, как и она не может существовать без них. Ранее было сказано, что органическая жизнь передаёт на Землю разнообразные влияния планет, что она служит для питания Луны и для того, чтобы дать ей возможность расти и крепнуть. Но и Земля также растет — не в том смысле, что увеличиваются её размеры, а в том, что возрастает сознательность, восприимчивость. Влияния планет, которые были достаточны для Земли в течение одного периода её существования, становятся недостаточными; она нуждается в восприятии более тонких влияний, а для этого необходим более тонкий и чувствительный воспринимающий аппарат. Вот почему органическая жизнь должна эволюционировать, приспосабливаться к нуждам Земли и планет. Подобным же образом и Луну в течение одного периода может удовлетворять пища, которую доставляет ей органическая жизнь особого качества; но впоследствии наступает время, когда она перестаёт удовлетворяться этой пищей, не может расти на ней и начинает испытывать голод. Органическая жизнь должна суметь удовлетворять этот голод, иначе она не выполняет своих функций, не отвечает своей цели. Это означает, что для того, чтобы отвечать своей цели, органическая жизнь должна эволюционировать и стоять на уровне потребностей Земли, Луны и планет.

«Мы должны помнить, что луч творения как мы его понимаем, от Абсолютного до Луны, — подобен ветви дерева, растущей ветви. Конец этой ветви, откуда выходят побеги, — это Луна. Если Луна не растет, если она не даёт и не обещает новых побегов, это означает или остановку роста всего луча творения, или необходимость для него найти другой путь своего роста, какой-то боковой отпрыск. В то же время из сказанного ранее мы видим, что рост Луны зависит от органической жизни на Земле. Если эта органическая жизнь исчезнет или умрёт, целая ветвь засохнет, во всяком случае, та её часть, которая лежит за органической жизнью. То же самое должно случиться, только медленнее, если органическая жизнь приостановится в своём развитии, в своей эволюции, если она не сумеет отвечать предъявляемым к ней требованиям. Ветвь может засохнуть; об этом следует помнить. Для луча творения, скажем, для его части «Земля-Луна», предоставлена такая же возможность развития и роста, какая предоставлена каждой ветви большого дерева. Но завершение этого роста вовсе не гарантировано; оно зависит от гармоничного и правильного действия его собственных тканей. Если развитие одной ткани прекратится, прекратится развитие и всех других тканей. Всё, что можно сказать о луче творения или о его части «Земля-Луна», в равной мере относится и к органической жизни на Земле. Органическая жизнь на Земле — это сложное явление, в котором отдельные части зависят друг от друга. Общий рост возможен только при условии, что растет «конец ветви». Или, точнее, в органической жизни существуют такие ткани, которые эволюционируют, и ткани, которые служат для этих эволюционирующих тканей средой и пищей. Затем среди эволюционирующих тканей имеются эволюционирующие клетки вместе с клетками, которые служит им средой и пищей. В каждой отдельной эволюционирующей клетке есть эволюционирующие части и части, которые служат им пищей. Но всегда и во всём необходимо помнить, что эволюция не гарантирована, а лишь возможна, что она в любое время и в любом месте может остановиться.

«Эволюционирующей частью органической жизни является человечество. И в нём есть своя эволюционирующая часть. Но об этом мы поговорим позже, а в настоящее время мы рассмотрим человечество как целое. Если человечество не будет развиваться, это будет означать, что остановится вся эволюция органической жизни, а это, в свою очередь, вызовет остановку роста луча творения. Но если человечество перестанет развиваться, оно сделается бесполезным с точки зрения тех целей, для которых оно было создано, и, как таковое, может быть уничтожено. Таким образом, прекращение эволюции означает уничтожение человечества.

«Мы не обладаем ключами для того, чтобы говорить, в каком периоде эволюции планет мы существуем и есть ли у Земли и Луны время, чтобы ждать соответствующей эволюции органической жизни. Но люди, которые знают, могут, конечно, иметь об этом точные сведения, т.е. могут знать, на какой стадии своей возможной эволюции находятся Земля, Луна и человечество. Мы не в состоянии этого знать; однако нужно иметь в виду, что число вариантов никогда не бывает бесконечным.

...

«Конечно, существует много людей, которые считают, что человечество идёт не по тому пути, по которому оно, на их взгляд, должно идти. И вот они изобретают разные теории, которые, по их мнению, должны изменить всю жизнь человечества. Один придумывает одну теорию, другой немедленно изобретает противоположную, — и оба ждут, что все им поверят. Многие действительно верят первой или второй теории. А жизнь, естественно, идёт своим путём, однако люди не перестают верить своим и чужим теориям, убеждённые, что можно что-то сделать. Все эти теории, разумеется, совершенно фантастичны, в основном, потому, что не принимают в расчёт главного, а именно той подчинённой роли, которую играют в мировом процессе человечество и органическая жизнь. Интеллектуальные теории ставят человека в центр мироздания, для человека существуют и Солнце, и звёзды, и Луна, и Земля. Они забывают даже об относительных размерах человека, о его ничтожестве, о его преходящем существовании и обо всём прочем. Они уверяют, что человек при желании способен изменить всю свою жизнь, т.е. организовать ее на рациональных началах. То и дело появляются новые и новые теории, вызывая в то же время противоположные. Все эти теории и борьба между ними, несомненно, и есть одна из тех сил, которые удерживают человечество в его нынешнем положении. К тому же распространённые ныне теории всеобщего благосостояния и всеобщего равенства не только неосуществимы, но и сам процесс их осуществления оказался бы роковым. Всё в природе имеет свою цель и задачу — как страдания людей, так и их неравенство. Уничтожение неравенства уничтожило бы саму возможность эволюции; уничтожение страданий означало бы, во-первых, уничтожение целого множества восприятий, для которых существует человек, во-вторых, уничтожение «толчка», т.е. силы, которая одна лишь и способна изменить положение. И так обстоит дело со всеми рациональными теориями.

Глава 16 Править

Как-то, просматривая заметки, сделанные годом раньше, я остановился на «космосах». Я уже писал, что «космосы» особенно привлекли моё внимание, потому что полностью совпадали с «циклами измерений» в «Новой модели вселенной». Я упоминал также о трудностях, возникших у нас одно время в связи с разным пониманием «микрокосмоса» и «тритокосмоса». Но к этому времени мы уже решили считать «микрокосмосом» человека, а «тритокосмосом» — органическую жизнь на Земле. И во время последнего разговора Гурджиев молчаливо одобрил это. Слова Гурджиева о разном времени в разных космосах очень меня заинтересовали. Я попытался вспомнить то, что сказал мне П. о нашем «сне и бодрствовании» и о «дыхании органической жизни». Долгое время мне это ничего не давало. Затем я вспомнил слова Гурджиева, что «время — это дыхание».

...

Получилась задача на «простое тройное правило». Разделив 24 часа на три секунды, я получил 28800. Разделив 28800 на 365, или на число дней в году, я получил что-то около 79 лет. Это меня заинтересовало, так как, продолжая предыдущее рассуждение, я нашёл, что семьдесят девять лет составляют сон и бодрствование «органической жизни». Это не соответствовало ничему, что я мог представить из «органической жизни»; но это число изображало жизнь человека.

...

Опять-таки 79 лет в жизни Земли ничего не значили. Тогда я умножил 79 лет на 28 800 и получил немного меньше двух с половиной миллионов лет. Умножив 2 500 000 приблизительно на 30 000, я получил число из 11 цифр, 75 миллиардов лет. Это число должно означать длительность жизни Земли. Пока эти числа казались логически возможными — два с половиной миллиона лет для органической жизни и семьдесят пять миллиардов лет для Земли.

...

— Почему «сон и бодрствование» представляют собой «дыхание органической жизни»? Что такое сон и бодрствование?

— Для человека и всех соизмеримых с ним организмов, живущих в сходных с ним условиях, даже для растений, это — двадцать четыре часа. Кроме того, сон и бодрствование — это дыхание, например, у растений, которые ночью во время сна выдыхают, а во время бодрствования, днём, вдыхают; так же и у всех млекопитающих и у человека существует различие в поглощении кислорода и углекислого газа ночью и днём, во время сна и во время бодрствования.

Рассуждая таким образом, я расположил периоды дыхания, сна и бодрствования в следующем порядке:...

Получилась задача на «простое тройное правило». Разделив 24 часа на три секунды, я получил 28800. Разделив 28800 на 365, или на число дней в году, я получил что-то около 79 лет. Это меня заинтересовало, так как, продолжая предыдущее рассуждение, я нашёл, что семьдесят девять лет составляют сон и бодрствование «органической жизни». Это не соответствовало ничему, что я мог представить из «органической жизни»; но это число изображало жизнь человека.

...

Опять-таки 79 лет в жизни Земли ничего не значили. Тогда я умножил 79 лет на 28 800 и получил немного меньше двух с половиной миллионов лет. Умножив 2 500 000 приблизительно на 30 000, я получил число из 11 цифр, 75 миллиардов лет. Это число должно означать длительность жизни Земли. Пока эти числа казались логически возможными — два с половиной миллиона лет для органической жизни и семьдесят пять миллиардов лет для Земли.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.