ФЭНДОМ


Рассказы Вельзевула своему внуку[1]

Часть Первая. Править

Глава 1. Править

Хотя я и начал писать на русском языке, но с этим разговорным языком, как бы сказал мудрейший из мудрых, Молла Наср-Эддин — «далеко-не-уедешь».

Молла Наср-Эддин» или, как его еще называют, «Наср-Эддин Ходжа», в Европе и в Америке, кажется, мало знают, но его очень хорошо знают во всех странах материка Азии. Это легендарная личность, вроде русского «Козьмы-Пруткова», американского «Дяди-Сэма» или английского «Джон-Буля». Этому Наср-Эддину приписывали и теперь продолжают приписывать многочисленные популярные в Азии рассказы в виде изречений житейской мудрости, как издавна существовавшие, так и вновь возникающие.}

Тот греческий разговорный язык, дух и сущность которого передались мне по наследству, и тот, на котором теперь говорят современные греки, так же похожи друг на друга, как, по выражению Молла Наср-Эддина, — «гвоздь-может-быть-похожим-на-панихиду».

Экстраординарно-курьезным и даже в высшей степени, пожалуй, выше обычного вашего представления, достойным любознательности фактом является то, что с самого детства, именно с тех пор, как зародилась во мне потребность разорять птичьи гнезда и дразнить сестер моих сверстников, с этих именно пор в моем, как называли это древние теософы, — «планетном-теле», но все же почему-то преимущественно в правой его половине, возникло какое-то инстинктивное непроизвольное ощущение, которое постепенно вплоть до того периода моей жизни, когда я сделался «учителем-танцев», оформилось в определенное чувствование, а затем, когда благодаря этой моей профессии я стал сталкиваться с людьми разных «типностей», то постепенно убедился и сознанием своим, что подобные разговорные языки, или скорее так называемые «грамматики» таких языков составляются людьми, которые являются в смысле знания данного языка такими типами из среды нас, которых многоуважаемый Молла Наср-Эддин как-то характеризовал так: «Если бы их не было, то наши свиньи никогда не различали бы качества апельсин».

Недаром наш несравненный, общий учитель — Молла Наср-Эддин часто говорит: «Без-смазки-не-только-жить-сносно-но-и-дышать-нигде-нельзя».

Говоря откровенно, не это меня в данный момент беспокоит, а беспокоит тот факт, констатированный также в конце сказанного чтения, что общей совокупностью всего изложенного в этой главе, все мое общее наличие, в котором упомянутое «Я» принимает очень маленькое участие, проявило себя совершенно противно той заповеди нашего всеобщего, мною особенно почитаемого, учителя Молла Наср-Эддина, которая формулирована им словами так: «Никогда-не-суй-палки-в-пчелиный-улей».

Но возникшее в той же моей системе волнение от проосознания моей оплошности в смысле манкирования заповедью Молла Наср-Эддина в данный момент всего меня не только не на шутку беспокоит, но начавшийся в обоих моих, недавно обретенных душах, очень странный процесс, выражающийся в форме необычной чесотки, сразу после того, как я это понял, стал прогрессивно увеличиваться до того, что уже теперь отзывается и производит почти нестерпимую боль в области немного ниже правой половины моего и без того перефункционировавшегося «плексус-солярис».

Подождите, подождите… Кажется этот процесс тоже прекращается и уже во всех дебрях моего сознания и даже, скажем, пока еще «подсознания» начинает возникать все требуемое для полного уверования в то, что он совсем прекратится, потому что я вспомнил про другую житейскую мудрость, смысл которой навел мое мышление на то соображение, что если я и поступил вопреки совета досточтимого Молла Наср-Эддина, зато я без преднамерения поступил согласно принципа в высокой степени симпатичного и, хотя и не сделавшегося всюду на Земле известным, но никогда не забываемого тем, кто хоть раз встретился с ним, милого самородка — Тифлисского Карапета.

Глава 3. Править

— Не знаю, право, как вам посоветовать, мой дорогой капитан. Да, в той солнечной системе, где я долго существовал, имеется одна планета, которая называется «Земля». На этой планете Земля возникли и поныне продолжают возникать очень оригинальные трехцентровые существа, а среди них на одном материке этой планеты, который называется «Азия», возникло и существовало одно очень мудрое трехмозгное существо, которого звали там «Молла-Наср-Эддин».

Этот самый земной мудрец Молла Наср-Эддин — продолжал Вельзевул, — на каждый случай оригинальных положений существования тамошних существ, как на большой, так и на малый, имел точное и очень меткое изречение. Так как все его изречения были всегда полны истинного смысла для тамошнего существования, то по-тому и я, во время моего пребывания на этой планете, всегда руководствовался его изречениями, чтобы иметь среди них благополучное существование. И в данном случае, мой дорогой капитан, я хочу воспользоваться одним из его мудрых изречений. В подобном случае, который выпал на нашу долю, он, наверное, сказал бы: «Выше колен не прыгнуть, и бессмысленно пытаться поцеловать свой локоть!»

Глава 10. Править

Нарастив тогда в их наличиях такой орган и убедившись на деле относительно его действия, Превеликая Комиссия, состоящая из священных Индивидуумов, во главе с великим Архангелом Саккакием, успокоившись и с чистой совестью, вернулась обратно в центр, а там, на заинтересовавшей тебя планете Земля, действие этого удивительного и в высшей степени хитроумного изобретения начало с первых же дней развиваться и развиваться, как бы сказал мудрый Молла Наср-Эддин, «во всю иерихонскую трубу».

Глава 11. Править

В самом лучшем случае они избили бы тебя так, что ты, как говорит наш Молла Наср-Эддин, «до нового урожая веников не очухался бы».

Глава 12. Править

И вот, мой мальчик, как выразилась странность психики современных трехмозгных существ этой оригинальной планеты в данном случае: из-за того, что писателя с его Евангелием всенародно предали этой самой «анафеме», для него получилось просто опять-таки, как говорит многоуважаемый Молла Наср-Эддин, — «Лафа».

Глава 13. Править

Между тем, на самом деле, когда я был на этой планете в последний раз и тоже слышал про сказанного писателя и для выяснения совсем другого вопроса раз специально ездил к нему лично, он, по моим понятиям, оказался не только, как все прочие тамошние современные писатели, очень ограниченным и, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, — «дальше своего носа невидящим», но, в смысле знания действительной психики существ своей планеты в реальных условиях, даже, — смело можно было бы сказать, — «совершенно неграмотным».

И для данного случая не мешает опять вспомнить одно из мудрых изречений нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который говорит: «Чего, чего только на свете не бывает! Даже блоха может иногда проглотить слона».

Глава 17. Править

Все, без исключения, трехмозгные существа этой планеты, уже достигшие возраста ответственных существ, и даже существующие там у них множество разнообразных их «мудрований», которые они называют «науки», категорически уверены в том, что все эти вышеупомянутые, взятые для примера явления приходят на их планету совершенно как бы уже готовыми «пря-ме-хонь-ко» от их солнца и … как бы в таких случаях сказал бы Молла Наср-Эддин, «ни-каких-других-итальянских-макарон».

— Ты, например, имеешь нормальное наличие трехмозгного существа и намеренно, со стороны, «нарощенное» в твоем наличии «оскиано», или, как говорят там, на Земле — «воспитание», которое основано на морали, базирующейся только на заповедях и указаниях самого единобытного и приближенных к нему святейших Индивидуумов. И, тем не менее, ты не сумел бы, если бы ты случайно оказался там, среди них, не допустить в себе произойти «Существенскому-Нерхитрогулу», т.е. тому именно процессу, который опять-таки там, на Земле, выражают словами — «внутренний-неудержимый-хохот», т.е. ты не удержался бы от такого хохота, видя их удивление, если бы они, каким-нибудь образом, вдруг ясно ощутили и без всякого сомнения поняли, что от самого их Солнца на их планету не только ничего такого как «свет», «темень», «тепло» и т.п., не приходит, но что этот предполагаемый ими «источник тепла и света» сам почти всегда мерзнет как «бесшерстная собака» нашего досточтимого Молла Наср-Эддина.

Ни один из тамошних «горе-ученых» и не подумал, что разница между этими двумя космическими процессами именно такова, о какой разнице наш досточтимый Молла Наср-Эддин как-то раз выразился следующими словами: «Между ними такое же сходство, как между бородой знаменитого английского Шекспира и француз-ским, не менее знаменитым, „арманьяком“».

Глава 18. Править

Это подобно тому, как твои любимцы с планеты Земля также придумали добавлять к имени каждого другого слово «Господин» или целую бессмысленную фразу, выражающую такое понятие, относительно какого понятия наш почтенный Молла Наср-Эддин имеет следующее изречение. А именно, он говорит: «Все-таки в нем больше действительности, чем в мудрованиях „знатока“ обезь-яньего дела».

Горнахур Хархарх со всеми теми необычайно тяжелыми приспособлениями, которые были надеты и на него, вдруг очутился на известной высоте над стулом и начал там «барахтаться» наподобие, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «щенка-попавшего-в-глубокий-пруд».

Вернемся лучше к начатому рассказу, касавшемуся вездесущего Окиданоха и моего сущностного друга Горнахура Хархарха. Этот последний, кстати сказать, считавшийся когда-то всюду среди обыкновенных трехмозгных ученых существ «великим ученым», ныне, хотя и продолжает существовать, не только не считается уже «великим», но благодаря своему собственному результату, т.е. сыну, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, уже «тавось», или как он же иногда в подобных случаях изрекает: «Он-уже-сел-в-старую-американскую-резиновую-калошу».

Как-нибудь позже я объясню тебе очень подробно про это, а пока скажу просто словами нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который объясняет этот процесс как «Дать-честное-слово-не-совать-своего-носа-в-дела-начальства».

Глава 20. Править

Иногда же обиженный, если он имеет больше физической силы и если его не может увидеть другой власть-имущий, поважнее его и с которым он не в очень хороших отношениях, просто-напросто избивает обидчика как, по выражению нашего мудрого Молла Наср-Эддина, некий Сидор избил однажды свою любимую козу.

Глава 21. Править

Но, к сожалению всякого Индивидуума, имеющего чистый разум какой бы то ни было градации, и к несчастью трехмозгных существ всех последующих поколений, возникших на этой планете, благодаря все той же особенности их психики «мудрить», которая и поныне является одним из главных результатов ненормально устанавливающихся там условий обычного существенского существования, уже первое поколение современников этого настоящего посланника Свыше, святого Будды, относительно всех его указаний и советов начало тоже «мудрить» и на этот раз так все «перемудрило», что до существ третьего и четвертого поколений дошло уже только то, что наш достопочтенный Молла Наср-Эддин определяет словами: «Только-сведения-относительно-его-специфического-запаха».

Глава 22. Править

— Спасибо тебе за эти сведения, слава нашему ТВОРЦУ! Только что сказанное тобой будет по всей вероятности содействовать уничтожению в моем наличии беспокойства, возникшего с тех пор, когда я впервые констатировал ненормальный рост упомянутых тибетских гор, а именно беспокойства относительно совершенного исчезновения из нашей Вселенной вместе с этой планетой дорогой мне памяти о нашем без конца чтимом, над всеми мудрецами мудром, Молла Наср-Эддине.

Глава 23. Править

Относительно объективной действительности обеих теорий этих «великих» земных «ученых» во мне вспоминается одно из мудрых изречений нашего почтенного Молла Наср-Эддина, а именно: «Они оба очень успешно и, конечно, не без участия их счастливого рока, в залежалом навозе нашли на-стоящую крестную мать несравненной Шехеразады».

По-моему, эти твои любимцы получили бы совершенно правильный ответ на такой всегда их волнующий вопрос, именно на вопрос, каким образом возникла обезьяна, если бы они и к данному случаю сумели уместно применить одно из изречений опять-таки нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который по очень многим поводам говорил: «Причину-всякого-недоразумения-следует-искать-только-в-женщине».

И вот, после таких «партнерств» в нашей Вселенной начал появляться и такой род существ, представляющий из себя, как сказал бы наш дорогой Молла Наср-Эддин, «ни-то-и-ни-се».

Относительно же тех тамошних существ, которые собираются производить такой «научный-эксперимент», и относительно благого результата от такого их «научного-эксперимента» для прочих тамошних трехмозгных существ можно получить представление, если вспомнить глубокомудрое изречение того же нашего досточтимого Молла Наср-Эддина, в котором он говорит: «Уже счастлив тот отец, сын которого занимается даже убийствами и грабежами и потому не имеет времени самого его приучить заниматься тоже „тереблением“».

И благодаря всему этому пары, подобранные по их указанию, почти всегда оказывались соответствующими друг другу, а не такими, как это происходит там в настоящее время, а именно: они соединяются в супружеские пары по типу почти всегда друг другу не соответствующие, вследствие чего там в продолжение всего существования таких супругов около половины их, как они говорят, «внутренней-жизни» уходит только на то, что досточтимый наш Молла Наср-Эддин в одном из своих изречений выражает следующими словами: «Какой же он хороший муж, или какая она хорошая жена, если весь внутренний мир того и другого не занят постоянно „грызней-своей-половины“».

Но они и это благое установление в процессе своего существования, как и все другие свои хорошие достижения, не успев даже еще как следует его использовать, тоже «послали-к-обжорливой-свинье» нашего почтенного Молла Наср-Эддина.

Теперь, мой мальчик, раз мы заговорили и про этих современных «ультра-фантазеров», то не мешает опять, имитируя форму мышления и словесного изложения нашего дорогого учителя Молла Наср-Эддина, тоже «иллюминационно» осветить их почитаемое твоими любимцами значение.

Здесь очень кстати выразить одно из редко там употребляемых глубокомысленных изречений все того же нашего Молла Наср-Эддина, которое очень метко определяет данный случай, а именно такую степень ограничения восприятия видимости современных твоих любимцев. Это его, там редко употребляемое, мудрое изречение состоит из следующих слов: «Покажи мне слона, которого увидел слепой, тогда только я поверю, что ты ясно видишь муху».

Глава 24. Править

Эти существенские факторы, по наследию из рода в род перерождаясь, сделали то, что уже в наличиях современных твоих любимцев вместо настоящей существенской психики, какой свойственно иметься в наличии всяких трехмозгных существ, имеется хотя тоже «настоящая-психика», но такая «настоящая-психика», которую очень хорошо можно определить одним из мудрых изречений нашего дорогого Молла Наср-Эддина, состоящим из следующих слов: «В-ней-имеется-все-кроме-сути-и-даже-зачатия-для-таковой»

Знай, кстати, что и у досточтимого нашего Молла Наср-Эддина для определения значения тамошних ученых имеется тоже изречение, выраженное следующими словами: «Все говорят, как будто нашим „ученым“ известно, что половина ста есть пятьдесят».

Глава 25. Править

Сведения же, которые переходят из поколения в поколение через обыкновенные массы существ этой планеты, скоро забываются или совершенно исчезают или от них, как выражается наш дорогой Молла Наср-Эддин, остаются только «хвост-и-грива-и-добро-для-Шехеразады».

А как современные ученые существа планеты Земля из дошедших до них кусочков сведений стряпают свои «ахинеи» — это очень хорошо определяет одно из мудрых изречений нашего дорогого Молла Наср-Эддина, которое состоит из следующих слов: «Для того и существует на свете блоха, чтобы от ее чихания случился тот потоп, описанием которого так любят заниматься наши „ученые“».

Глава 27. Править

Это сделалось для меня вполне очевидным, когда в период моего последнего персонального пребывания на поверхности этой твоей планеты я, сильно заинтересовавшись упомянутым Легомонизмом касательно рассуждений Пресвятого Ашиата Шиемаш под наименованием «Ужас-Положения», стал во время дальнейших моих детальных изысканий и исследований, относящихся к его последующей пресвятой деятельности и результатам таковой, доискиваться причин, каким именно образом и почему окристаллизование упомянутых факторов, получаемых от частиц эманации печали нашего ОБЩЕГО ОТЦА ТВОРЦА для осуществления Божественного существенского импульса «объективной-совести» в их наличии, стало происходить именно в сказанном их «подсознании» и этим самым избегло окончательного перерождения, именно такого перерождения, какому подверглись вложенные в них данные для порождения и в их наличии существенских импульсов «Веры», «Любви» и «Надежды». Я убедился, что и в данном случае в отношении такой тамошней курьезной несуразности вполне оправдывается то мудрое изречение нашего досточтимого и незаменимого, почтенного Молла Наср-Эддина, которое гласит: «Всякое действительное счастье для человека может возникать исключительно только от тоже дейст-вительного уже испытанного им несчастья».

Глава 28. Править

Часть ученых тогда была им казнена, другая заперта вместе со вшами, а третья — сослана в разные такие места, куда и теперь, как бы сказал Молла Наср-Эддин, «не-привезли-бы-французского-шампанского». Только немногим, относительно которых явно выяснилось, что они занимались этим благодаря, как там говорят, «умопомешательству», было позволено вернуться «на родину», а тем из них, которые совершенно не принимали участия в «политических вопросах», не только тоже была предоставлена полная свобода вернуться на родину, но, по повелению упомянутого персидского царя, их возвращение на родину сопровождалось даже всевозможными почестями.

Глава 29. Править

Греки явились причиной тому, что разум тамошних трехмозгных существ постепенно начал перерождаться и переродился так, что у современных тамошних существ он уже сделался, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «настоящей-мельницей-для-белиберды».

Для примера из числа очень многих таких особо злостных «изобретений» этих германских существ возьмем хотя бы только пять их так называемых «химических-веществ», существующих ныне там под наименованиями: 1) саткеин, 2) анилин, 3) кокаин, 4) атропин и 5) ализарин, какими химическими веществами в настоящее время там, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «даже-совсем-не-экономя» пользуются существа всех материков и островов.

В настоящее время этот «кокаин» вводят в себя там почти все существа, которые становятся настоящими представителями современной цивилизации; они очень аккуратно и с величайшим наслаждением и умилительной радостью вводят в себя эту «благодать» современной культуры, конечно, всегда «во-славу», как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «кривого-генерала».

Тамошние «кондитеры» и другие профессионалы, которые приготовляют для прочих твоих любимцев сказанные превкуснейшие продукты для их первой пищи, это самое действительно «без-промаха-действующее» германское создание ализарин употребляют, конечно несознательно, для той же цели, какая там в конце концов сама по себе уже стала идеалом всей современной тамошней цивилизации, именно цели, выражающейся на языке нашего почтенного Молла Наср-Эддина следующими словами: «Лишь бы в настоящем все казалось мне красивым и приятным, а там хоть трава не расти».

Во всяком случае, мой мальчик, эти современные заместители существ древней Греции всеми своими практическими достижениями, на основании ими же выдуманных «наук», в настоящее время уже хотя и только в процессе разложения, но честь честью помогают своей бедной природе. Недаром у нашего дорогого Молла Наср-Эддина имеется следующее мудрое выражение: «Лучше ежедневно с головы родной матери выдергивать по десяти волос, чем не помогать природе».

С тех пор, как существа современной общественности начали изобретать такие практические предметы, обычное существование трехмозгных существ твоей планеты стало прямо, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «не-жизнь-а-даровой-мармелад».

Теперь же, благодаря всяким таким приспособлениям, изобретенным этими современными существами, опять таки, как говорит наш досточтимый Молла Наср-Эддин, «просто-лафа».

Глава 30. Править

Короче говоря, в их психике и происходит то самое, что наш дорогой учитель Молла Наср-Эддин определяет словом «ералаш».

Часть Вторая. Править

Глава 31. Править

Эта тамошняя новая выдумка — именно «разговорный-язык», «эсперанто» — может годиться разве только для «кур» нашего многоуважаемого Молла Наср-Эддина, чтобы сочинять на нем свои смехотворные анекдоты.

Короче говоря, и это их благое начинание по части установления одного общепланетного языка ничего не изменило в их «чрезвычайной-несуразности», и там и поныне все остается по-прежнему, т.е. эта сравнительно небольшая планета с небольшими «полумертвыми-твердынями» продолжает оставаться, по выражению того же нашего дорогого учителя Молла Наср-Эддина, «тысячеязычной-гидрой».

И в настоящее время там, когда у кого-нибудь из современных твоих любимцев расстраивается в том или другом отношении функционизация его планетного тела и когда такое существо перестает мочь выполнять свои существенские обязанности, они тоже призывают на помощь этих своих современных «врачей», и эти врачи тоже, слов нет, приходят; но как они помогают и как они проявляют своей внутренней сущностью взятые на себя обязанности — вот в этом, как говорит наш досточтимый Молла Наср-Эддин, и «зарыт-дохлый-верблюд-купца-Вермасан-Зерунан-Аларам».

— Чтобы закончить характеризацию значения современных врачей твоей планеты следует, мой мальчик, еще сказать, какое изречение относительно этих самых современных врачей имеет наш досточтимый Молла Наср-Эддин. Он говорит относительно них так: «За наши прегрешения Богом посланы нам два вида врачей: один вид для того, чтобы они помогали нам умирать, а другой — чтобы они не давали нам жить».

Глава 34. Править

По-моему, мой мальчик, ты очень хорошо поймешь эту особенно резкую «двойственность-индивидуальности» существ этой большой общественности, если я передам тебе дословно сказанное мне лично нашим досточтимым Моллa Наср-Эддином мнение о них. Надо тебе сказать, что во время второй половины этого моего последнего пребывания среди твоих лю-бимцев мне не раз приходилось встречаться с этим земным «уник-мудрецом-Молла-Наср-Эддином» и иметь с ним личный обмен мнений относительно разных тамошних, как они выражаются, «житейских-вопросов». Моя личная встреча с ним, во время которой он своим мудрым изречением определил настоящую сущ-ность существ этой тамошней большой общественности, состоялась на одной из частей поверхности твоей планеты, называющаяся «Персия», в местности под наименованием «Испагань», куда я попал по делу моих исследований касательно Пресвятой Деятельности Ашиата Шиемаш, а также по поводу понадобившихся мне выяснений на месте вопроса, каким именно образом впервые возникла, ныне всюду существующая там, тоже для них злостная, форма их так называемой «вежливости». Еще до моего приезда в Испагань я уже знал, что досточтимый Молла уехал в город «Талайальтникум» погостить у пасынка старшей дочери его духовного отца. По приезде в этот город я сразу его разыскал и за все время моего нахождения там часто ходил к нему, и мы, сидя на крыше, как это было принято в той стране, всегда беседовали с ним о всяких, как там говорят, «тонко-житейских-вопросах». Раз, кажется на второй или на третий день моего прибытия туда, когда я шел утром к нему, мне броси-лось в глаза необычайное движение на улицах: всюду чистили, мыли и развешивали так называемые «ков-ры», «флаги», «шали» и т.п. Я подумал: — «Наверно начинается один из двух особо почитаемых годовых праздников существ этой общественности». Поднявшись на крышу и обменявшись с нашим дорогим превеликим мудрецом Молла Наср-Эддином принятыми там приветствиями, я, показывая рукой на происходящее на улице, спросил его, что это значит. Сделав на лице своем обычную доброжелательную и как всегда обаятельную, но все же с оттенком не-которого презрения, гримасу, он приготовился что-то сказать, но в этот момент внизу на улице раздались крики «глашатаев» и топот множества лошадей. Тогда наш мудрый Молла, не проронив ни слова, тяжело встал и, взяв меня за рукав, подвел к краю крыши и, хитро подмигнув мне своим левым глазом, обратил мое внимание на быстро мчавшуюся большую «кавалькаду», состоявшую, как я после узнал, преимущественно из существ, тик называемых «казаков», со-ставляющих преимущественную часть населения как раз этой самой тамошней большой общественности Россия. В центре этой «кавалькады» ехал так называемый «русский-фаэтон», запряженный четверкой лошадей, которыми правил необыкновенно тучный и «бравый» на вид кучер. Этот, чисто на русский манер, бравый вид придавали ему подложенные в соответствующих местах под его одеяние подушки. В самом фаэтоне сидело двое существ: один — тип этой страны, Персия, а другой — типичный так на-зываемый «русский-генерал». Когда упомянутая кавалькада отъехала на большое расстояние, Молла, произнеся раньше свою люби-мую поговорку: «Так-и-так-и-так-и-надо, Не-делай-чего-не-надо» и издав тоже излюбленное свое созвучие, похожее на «зррт», вернулся обратно на свое место, предло-жив и мне сделать то же самое, а потом, поправив еще тлеющие древесные уголья на своем «кальяне», глу-боко вздохнул и произнес, как всегда не сразу понятную, следующую тираду. «Сейчас проехала хотя и главная, и первенствующая, но тем не менее порядочно уже облезлая и потре-панная „ворона“ этой страны в сопровождении большого числа „породистых-индюков“. „Первенствующие-вороны“ этой страны за последнее время почему-то не делают уже вообще ни одно-го шага без них „породистых-индюков“; они, очевидно, делают это в надежде, что, может быть, остатки их жалких перьев, вследствие постоянного нахождения в сфере мощной излучаемости этих индюков, немного окрепнут и перестанут лезть». Хотя из всего им только что сказанного я решительно ничего не понял, но уже зная хорошо его обык-новение выражаться сначала иносказательно, я нисколько не удивился и не стал ничего расспрашивать, а терпеливо ждал его дальнейшего мудрого разъяснения. И действительно, когда после произнесенной тирады он кончил «набульбулькивать» как следует воду в своем «кальяне», он, дав в своей дальнейшей речи, со свойственной ему «тонкой-ядовитостью», сперва оп-ределение всего наличия и общей сущности существ современной общественности «Персия», разъяснил мне, что птицам «воронам» он уподобил существ этой самой общественности «Персия», а существ из боль-шой общественности Россия, составляющих как раз тот кортеж, который промчался по улице, он уподобил птицам «индюкам». Эту свою мысль он развил в длинном рассуждении так: «Если беспристрастно проанализировать и статистически подвести итог пониманий и представлений, какие получились у людей современной цивилизации относительно народов населяющих Европу, в проти-воположность с другими материками, и провести аналогию между этими народами и птицами, то людей, представляющих самый „цимес“ современной европейской цивилизации, именно возникающих и живущих на материке Европа, непременно следует назвать „павлинами“, т.е. птицами имеющими самую красивую и пышную внешность, а людей живущих на прочих материках надо именовать „воронами“, т.е. никчемной и самой грязной из всех птиц. Для таких же современных людей, которые основание и требуемые условия для возникновения полу-чают на материке Европа и оформливаются на ней, но дальнейшая жизнь которых, и следовательно и даль-нейшая „начинка“, почему-либо происходит на других материках, а также для людей, которые, наоборот, появляются на „свет-Божий“ на каких-либо иных материках, но дальнейшую свою „начинку“ получают в условиях, возникающих и царящих на материке Европа, нельзя найти лучшего „уподобления“ чем птица „индюк“. Эта последняя больше всех птиц выражает то „нечто“, которое „ни то ни се“, а представляет собой, как говорится, „половину-с-четвертью-плюс-три-четверти“. Лучшими представителями таких „индюков“ являются современные люди этой России и вот именно такими „индюками“ и была окружена недавно мимо нас промчавшаяся одна из здешних первенствующих „ворон“. Соответствуют же эти русские в идеале этой оригинальной птице „индюк“ по следующему моему со-ображению. Возникая и оформливаясь на материке Азия, а главное, имея чистую наследственность, как органиче-скую, так и психическую, ковавшуюся в течение многих веков в условиях существования сказанного мате-рика, они становятся во всех отношениях обладателями натуры азиатских людей и следовательно они тоже должны были бы быть в настоящее время „воронами“. Ввиду же того, что за последнее время все они силь-но стремятся быть европейцами и намеренно вовсю начинают себя соответствующе вести, этим самым они постепенно перестают быть „воронами“, но, так как они все-таки по некоторым несомненно закономерным данным не могут превратиться в настоящих „павлинов“, они, отстав от „ворон“ и не пристав к „павлинам“, и являют собой, как я сказал, в идеале „индюков“. Хотя индюк в домашнем обиходе является очень полезной птицей, так как мясо его, если, конечно, ин-дюка зарезать тем специальным способом, какому люди старых нации благодаря долговековой практике там научились, даже лучше и вкуснее всех других птиц, но в живом виде индюк очень странная птица и психику имеет какую-то совсем своеобразную, понять которую хотя бы приблизительно, тем более нашим людям с их полупассивным разумом, совершенно невозможно. В числе множества специфических черт психики этой и странной птицы имеется и такая, что индюк почему-то считает нужным всегда куражиться и вследствие этого часто ни с того, ни с сего даже надувается. Он куражится и надувается даже тогда, когда никто на нею и не смотрит и делает это в таких случаях исключительно только от собственного воображения и от своих глупых мечтаний». Сказав это, Молла Наср-Эддин медленно и тяжеловесно встал, произнося опять свое излюбленное: «Так-и-так-и-так-и-надо», на этот раз с окончанием: «Не-сиди-подолгу-где-не-надо», взял меня под руку, и мы вместе спустились с крыши. Здесь, мой дорогой мальчик, отдавая должное тонкости психологического анализа нашего премудрого Молла Наср-Эддина, тем не менее справедливость требует сказать, что если эти русские стали такими об-разцовыми «индюками», то виновными в этом и в данном случае нужно считать опять-таки только существ из общественности Германия.

Глава 36. Править

И вот, мой мальчик, если ты сумеешь разобраться в этом сообщенном тебе факте, то для твоего общего наличия вполне осуществится мудрое определение нашего дорогого учителя Молла Наср-Эддина, выражающееся следующими с словами: «Самое-большое-удовольствие-состоит-в-том-чтобы-с-приятным-получить-и-полезное». Глава 37

Относительно такого положения вещей у нашего мудрого Молла Наср-Эддина тоже есть одно очень мудрое изречение, а именно он говорит: «Если папенька любит кататься, хотя бы на детских саночках, то его сын обязательно должен таскать на гору уже большие деревенские сани».

Глава 38. Править

Короче говоря, результатом упомянутых двух зафиксировавшихся в процессе обычного существования обыкновений психики трехмозгных существ этой странной планеты, а именно присущности хаснамусских свойств существ, принадлежащих к касте правящего класса, и психопатизма некоторых обыкновенных существ, всегда является то, что они, в вопросах религии, на каких бы «религиозных-учениях» эти религии не были бы построены, вскоре после ее образования, распадаются на свои пресловутые «толки», а эти «толки» в свою очередь опять на «толки», и благодаря этому там во все эпохи и в смысле религии на этой сравнительно небольшой планете дело обстоит так же, как относительно множества тамошних разговорных языков, вследствие чего наш многоуважаемый Молла Наср-Эддин назвал ее «тысячеязычной-гидрой», а в данном случае он бы сказал «разнотеребильная-теребельщина».

Но затем они начали постепенно «трепать» и это религиозное учение, базировавшееся на «светозарной» любви, и превратили его в какую-то тоже «светозарную», но уже, как говорит наш дорогой учитель Молла Наср-Эддин, в «светозарную-Теразахабура» из феерии «Казоааджи».

Когда же они затем начали подражать всему европейскому, то постепенно в них атрофировались эти оба, еще сохранившиеся в них, существенские чувства, и, в настоящее время, почти все существа этой общественности, в смысле религиозности и патриархальности, стали такими…, какое понятие наш мудрый учитель Молла Наср-Эддин выражает восклицанием: «Ах, оставьте!..»

Не даром наш досточтимый Хаджи Наср-Эддин говорит: «Самое-главное-иметь-много-денег-а-там-пусть-хоть-трещит-наш-Намус».

Глава 39. Править

Кстати, не мешает тебе сказать, что твои любимцы также якобы имеют подобное представление относительно «окипахалевной-замены», и они даже придумали для этого очень мудреное название, а именно «метемпсихоз», или «реинкарнация», и та отрасль их пресловутой науки, которая за последние века создалась вокруг такого вопроса, постепенно также сделалась и в настоящее время уже является в числе тех мелких злостных факторов, совокупность которых постепенно делает их и без того уже странный разум все более и более, как бы сказал наш дорогой Молла Наср-Эддин, «шурумбурумным».

Конечно, если бы эти несчастные сообразили только о том, что, согласно второградному космическому закону, который называется «Теникдоа» или «закон-тяжести», эта самая существенская часть, если и бывают редкие случаи, что она возникает в них, после первого же Раскуарно с данным существом или, как они говорят, после смерти данного существа, моментально подымается с поверхности их планеты, и поняли бы, что приведенные в этой отрасли «науки» объяснения и доказательства всевозможных явлений, которые якобы происходят там среди них, благодаря этим их фантастическим «душам», являются плодом их досужей фантазии, — то они уже сообразили бы, что и все остальное доказанное в этой их науке есть не что иное, как Молла Наср-Эддинская «чушь».

Как я уже сказал, вначале, а именно до гибели материка Атлантида, трехмозгные существа и твоей планеты тоже уже имели приблизительное понятие о святой планете Чистилище, и тогда даже существовало несколько «Легомонизмов», относящихся к этому, и после гибели этого материка некоторые частичные «Легомонизмы», относящиеся к святой планете Чистилище, тоже уцелели через случайно спасшихся ученых существ того времени и начали переходить там из поколения в поколение. Но позже, когда там в психике этих странных трехмозгных существ начала возникать та их оригинальная болезнь, которую я охарактеризовал словом «мудрить», то они с дошедшими до них этими частичными сведениями и начали свои мудрствования, и от этих частичных достоверных сведений, относящихся к святой планете Чистилище, в психике существ продолжающихся поколений начали образовываться и зафиксировываться данные для порождения таких представлений и понятий, которые в идеале определяются одним восклицанием нашего многоуважаемого бесподобного Молла Наср-Эддина, составляющим следующее существенское созвучие: «Чхрта-Зууррт».

Глава 40. Править

Итак, мой мальчик, благодаря, с одной стороны, неуклонно продолжающемуся ухудшению в общем наличии этих понравившихся тебе трехмозгных существ качества функционизации окристаллизовывающихся в них данных для здравого существенского мышления, а, с другой стороны благодаря все увеличивающемуся в их среде числу оформливаний в ответственные существа упомянутой новой «типности», а именно — «ученых-новой-формации», и из такой почти небывалой нигде во Вселенной среди обыкновенных трехмозгных существ обстоятельной «совокупности-сведении», уже проосознанных разумом предшествовавших им подобных существ, именно совокупности таких истинных сведений, которую ныне уже использовывают для собственного блага обыкновенные трехмозгные существа всюду на планетах нашего Великого Мегалокосмоса, за исключением существ только той планеты, на которой возникла эта совокупность, после начавшегося постепенного изменения в конце концов до современных трехмозгных существ этой злосчастной планеты дошло только то, что наш всегда почтенный Молла Наср-Эддин определяет следующими словами: «Слава Тебе, Создатель, что Ты сотворил зубы волков не соответствующими рогам моего дорогого буйвола, и я теперь имею возможность сделать несколько прехороших гребней для моей милой жены».

И теперь там у них эта отрасль под наименованием «теория-о-законах-вибраций» существует, как бы сказал наш мудрый учитель Молла Наср-Эддин, — «припеваючи».

Часть Третья. Править

Глава 42. Править

В этом отношении у твоих современных любимцев, главным образом водящихся на этом материке, уже окружающие условия обычного существенского существования превратились, так сказать, в «Тралалалуалалала», или, как бы определил наш почтенный учитель Молла Наср-Эддин, «Долгодержащийся-только-в-спокойной-среде-мыльный-пузырь».

На этом материке Америка трехмозгные существа так наловчились делать эту свою рекламу, что в отношении их вполне возможно применить поговорку нашего дорогого Молла Наср-Эддина, в которой говорится: «Тот-станет-другом-Рогатому-кто-усовершенствуется-до-такой-разумности-и-такого-бытия-что-сумеет-обыкновенную-муху-превратить-в-слона».

Хотя самые примеры, приводимые в этом документе для сравнения и не удержались в моей памяти, но, благодаря сохранившемуся во мне, так сказать, «вкусу» о них, я смогу передать тебе их смысл, если воспользуюсь и для этого языком нашего досточтимого Молла Наср-Эддина. Например, обычный добряк, имеющий характер, похожий на характер, как они сами говорят, «Ангела-Божия», вдруг начинал делаться злющим, вроде тех, про которых как-то раз сказал сам наш дорогой Молла Наср-Эддин: «Он-злющий-как-тот-который-только-что-закончил-полный-курс-лечения-у-знаменитого-европейского-специалиста-по-нервным-болезням».

Дело в том, что и он, не знаю только случайно или волею судеб, с самого начала своего ответственного существования тоже сделался последователем, и даже ярым, того же нашего мудрого и почтенного Молла Наср-Эддина и тоже в обычном процессе своего существенского существования при всякой маломальской возможности не упускал случая — во всем поступать на основании его небывало мудрых и не могущих быть вновь воспроизведенными изречений. И вдруг теперь он, согласно доходящих всех до меня эфирограммных сведений, все время поступает против одного, правда не всем доступного, из весьма серьезных и редко практичных советов этого учителя над всеми учителями, формулированного им следующими словами: «Эх, брат! У нас на Земле, если ты скажешь правду, то ты большой дурак, а если ты будешь кривить душой, то ты только „подлец“, хотя тоже большой. И потому лучше всего — ничего не делай, а лежи себе только на оттоманке и учись петь, как поет воробей, еще не превращенный в американскую канарейку»

Если бы учение этой религии оставалось неизмененным, оно, пожалуй, могло бы соответствовать даже для тех современных людей, которых, между прочим, наш Молла Наср-Эддин определяет своим выражением — „он-тогда-только-моргнет-глазом-если-ему-в-глаз-сунешь-с-большими-сучьями-бревно“.

Но как эти русские православные христиане исполняют этот обряд поста, относительно этого волей-неволей вспоминается изречение нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который в таких случаях говорит: „Не-все-ли-равно-что-я-пою-как-осел-лишь-бы-меня-называли-соловьем“.

Что касается уничтожения или изменения современными существами иногда доходящих до них из древних времен от их мудрых предков хороших обычаев, то относительно этого у нашего Бесподобного Молла Наср-Эддина есть очень подходящее и мудрое изречение. «Эх, люди, люди! Почему вы люди? Если бы вы не были людьми, то, может быть, были бы умны».

Без нажатия же этих «кнопок», тамошние существа представляют из себя только, как опять-таки говорит наш многоуважаемый Молла Наср-Эддин — «кусок-комплетизированного-мяса».

Хотя эта новая группировка составилась и теперь еще продолжает увеличиваться из трехмозгных существ, водящихся на материке Европа, где таких существ с упомянутыми возможностями, особенно в самое последнее время, надо уже, как в таких случаях говорит наш мудрый учитель Молла Наср-Эддин, «специально-искать-с-прожекторами-от-самых-сильных-дуговых-электрических-источников», но тем не менее повторяю, в процентном отношении таких существ в этой группировке больше, чем на материке Европа.

И таким образом, тогда всякий посетитель этих «школ» или всякий читатель таких «руководств», будучи сам в смысле бытия и осведомленности касательно действительности точно таким типом, каких наш учитель Молла Наср-Эддин определяет словами: «нуль-с-атмосферой-нетерпимых-вибраций», начинал, согласно этим указаниям, «мудрствовать», а вследствие того, что, во-первых, уже до этого, благодаря разным другим ненормальностям, зафиксировавшимся в условиях обычного существования существ этой новой группировки, самый процесс чтения вообще сделался их органической потребностью, а во-вторых, оценить содержание всякого изложения возможно исключительно только по прочтении его, то все прочие существа этого материка, вдобавок соблазнившись всякими, как они говорят, «громкими» заглавиями, читали и читали, и параллельно с этим было очень определенно заметно как их и без того, так сказать, «разжиженное» мышление продолжало «разжижаться» и «разжижаться» все больше и больше.

Глава 43. Править

А главное, из этого общества могло выйти что-либо дельное потому, что среди них не было ни одного тамошнего специфического власть-имущего существа, каковые именно существа всегда все достижения какого бы то ни было общества общепланетного характера, в члены которого они попадают, рано ли, поздно ли, из-за своих перечисленных эгоистических и тщеславных целей направляют, причем, как они же выражаются, «с-музыкой» к знаменитой свинье нашего Молла Наср-Эддина, которая всегда лопает все без никаких так называемых «салонных-церемоний».

Первая из этих двух причин может стать тебе ясна только в конце данного моего рассказа, а вторая заключается в том, что это свойство в трехцентровых существах планеты Земля уже вошло в их, как говорят, «кровь-и-плоть». И раз ничего не могли достигнуть существа их планеты прежних эпох, которые, когда становились ответственными существами, достигали еще в смысле бытия, по крайней мере, стадии так называемого «себя-помнения», то тем более не сумеют ничего дельного ни выдумать ни осуществить существа с таким разумом, каким делаются обладателями вообще большинство современных существ ответственного возраста и из каких существ будет состоять такое современное их общество, именно из существ, которые в смысле существенского бытия усовершенствовываются уже только до той степени, которую наш Молла Наср-Эддин определяет понятием, выраженным в следующих словах: «Смотри-смотри-он-уже-начал-различать-маму-от-папы».

И в этом самом вопросе там, на твоей планете, выходит так же, как уже рассказал нам дорогой Молла Наср-Эддин, а именно: «Это-какое-то-высшее-наказание: потянешь-за-хвост-завязнет-грива-потянешь-за-гриву-завязнет-хвост».

Для получения тобою более полного представления о разнице между тамошними «теократами» и «плутократами» будет достаточно, если я перескажу тебе одно из глаголенных мне лично изречений опять-таки нашим многоуважаемым Молла Наср-Эддином: Разговаривая раз относительно множества на Земле отдельных авторитетных воздействий на общую психику рядовых людей, он вдруг ни с того, ни с сего сказал: «Не все ли равно бедным мухам, чем их убивают, ударом ли копыт рогатых чертей, или ударом краси-вых крыльев божественных ангелов?»

Наш бесценный учитель Молла Наср-Эддин и для подобных земных типов имеет соответствующее изречение, причем, всякий раз, когда он изрекает его, он сперва простирает руки к небу и только потом с большим благоговением произносит: «Благодарю Тебя, Великий и Справедливый СОЗДАТЕЛЬ, что по Твоей великой и справедливой милости сделано так, что коровы не летают как маленькие и миленькие птички».

Вот что касается этих тамошних типов, признаюсь тебе откровенно, объяснить что-либо как следует, не только обыкновенным языком, но даже и языком нашего премудрого Молла Наср-Эддина весьма трудно.

Касательно вообще подобной разницы там в именах земных существ, мне напоминяет еще одна замечательная поговорка нашего мудрого Молла Наср-Эддина, которую раз он сам мне лично рассказал. Однажды мы говорили о разнице в судебных разбирательствах и в приговорах, вынесенных между ту-рецкими и персидскими «казы», т.е. судей; и касательно качества их справедливости он тогда сказал: «Эх! мой дорогой друг! Существует ли где-нибудь на Земле такая вещь, как мудрое судебное расследование виновности лю-дей? „Казы“ одинаковы повсюду; только их названия — различные: в Персии — „персидские“, в Турции — „турецкие“. И это точно так, как всюду на Земле: ослы одинаковые, а только называются по разному. Например, порода осла, разводимая на Кавказе, называется „карабахская“; а точно тот же самый вид осла, разводимый в Туркестане, называется „хорасанскии“. И это благоразумное его изречение впоследствии всегда было запечатлено в моем мозгу, и во время моего существования на твоей планете я всегда это помнил, когда мне приходилось приводить какое-либо сравнение. Да восхвалится его имя навсегда на этой планете, где он возник и сформировался!

По поводу отсутствия у твоих любимцев честности в исполнении долга в отношении своей природы, я сейчас вспомнил одно очень мудрое, оправдывающее по данному случаю скрытое в нем значение, изречение нашего несравненного учителя Молла Наср-Эддина. Он как-то раз сказал: «Действие „чумы“ и „холеры“ все же благороднее людской честности, потому что с ними людям, имеющим совесть, еще возможно жить спокойно».

Эти существа были такие, которые по разным причинам уже не имели возможности ни усовершенствоваться, ни возможности служить Природе, т.е., как говорится в одной поговорке все того же нашего дорогого Молла Наср-Эддина, они были «ни для ангела свеча, ни для черта кочерга».

У современных существ Земли женского пола во время этих их состояний еще больше увеличивается то их специфическое свойство, какое приобрелось в них за последние века и которое они называют «истерика». Во время такого своего состояния они доводят окружающих существ, особенно своих мужей, до того, что те делаются такими, про каких тамошних существ наш великий Молла Наср-Эддин говорит: «Цель их существования в том, чтобы быть объектами для пиявок».

Относительно такого для их Природы несчастья, у нашего дорогого учителя, бесподобного Молла-Наср-Эддина, тоже имеются очень мудрые изречения. А именно, в подобных случаях он иногда говорит: «Эх! Если в жизни очень не повезет, то даже от крестной матери заразишься венерической болез-нью!» Или другое: «О, несчастный! Во время твоего рождения твоя мать пела армянскую песню!»

Глава 45. Править

В смысле разрешения таким образом этого вопроса можно сказать, что получилось так, как о подобном говорится в одном редко употребляемом мудром изречении нашего досточтимого Молла Наср-Эддина, которое формулировалось им следующим образом: «Никогда-нельзя-знать-кто-поможет-тебе-вылезти-из-галоши».

А получилось это так потому, что мой старейший друг имел в виду индивидуумов совсем с другими данными и возможностями, чем какими обладали эти мои сатурнские друзья, являвшиеся только обыкновенными трехмозгными существами; мой друг, наверное, даже не подозревал, что в большинстве случаев относительно таких вопросов, именно, такие обыкновенные трехмозгные существа, которые приобретают сведения относительно всяких действительно космических фактов исключительно только благодаря своим существенским Парткдолгдюти, бывают более компетентными, чем какой-нибудь Ангел или Херувим со своим готовым бытием, и хотя уже усовершенствованный разумностью до высоких градаций, но в смысле практических сопоставлений могущий оказаться только таким Индивидуумом, каким дает наш всегда почтенный Молла Наср-Эддин определение, вытекающее из следующих слов его: «Никогда-тот-не-поймет-страданий-другого-кто-сам-их-еще-не-пережил-хотя-бы-он-имел-разум-божественный-и-натуру-настоящего-черта».

Глава 46. Править

Касательно этого последнего факта, происходящего из вырожденной функционизации разума, соответствующего трехмозгным существам, и которую, теперь, большинство современных твоих любимцев имеют, одна очень редко употребляемая поговорка нашего уважаемого учителя Молла Наср-Эддина припоминается во мне при ассоциации и выражается следующими словами: «Как только что-нибудь нужно — и вот уже грязно и изъедено мышами.»

Глава 47. Править

— Прежде всего я хочу отметить и, на разговорном языке мною особенно почитаемого Молла Наср-Эддина, выразить вслух мысли, возникшие по ассоциации по поводу сказанных Ахуном несвойственных ему слов и принятой им совершенно необычной для него позы. Наш дорогой учитель по такому случаю сказал бы: «Не-лей-напрасно-слез-как-тот-крокодил-который-промахнулся-когда-набросился-откусить-нижнюю-половину-рыбака».

  1. Г. И. Гурджиев, "Рассказы Вельзевула своему внуку или Объективно-беспристрастная критика жизни людей", Издательство журнала «Звезда», 2001