ФЭНДОМ


П.Д. Успенский "Четвертый путь" Править

Глава 1 Править

Сон человека и отсутствие в нем единства создают другую очень важную характеристику, а именно — полную механичность человека. Человек в этом состоянии, человек 1, 2 и 3, является машиной, управляемой внешними влияниями; он не имеет возможности сопротивляться этим влияниям, ни возможности различать их друг от друга, ни возможности изучать себя отдельно от них. Он видит себя всегда в движении и имеет давно установившуюся и очень сильную иллюзию о том, что он свободен идти, куда хочет, что он может двигаться согласно своему желанию, что может идти направо или налево. Он не может делать этого; если он движется направо, это означает, что он не может двигаться налево. “Воля” — совершенно ошибочное понятие; ее не существует. Воля может существовать только в человеке, который имеет одно управляющее “я”. Но до тех пор, пока он имеет много различных “я”, которые не знают друг друга, он имеет точно так же много различных воль; каждое “я” имеет свою собственную волю, не может быть одного “я” или одной воли. Но человек может прийти к состоянию, когда он приобретает управляющее “я” и волю. Он может достичь этого состояния только путем развития сознания. Это элементарные принципы настоящей системы.


...

Попробуйте связать в вашем уме то, что я сказал об изучении добра и зла, механичности и сознательности, морали и совести, а затем поставить вопрос: “Возможно ли сознательное зло?” Это потребует изучения и наблюдения, но с точки зрения этой системы существует определенный принцип, что сознательное зло невозможно; механичность должна быть бессознательной.

Глава 2 Править

Всякое изучение, всякое размышление и исследование должно иметь одну цель, одно намерение, и этой целью должно быть достижение сознания. Бесполезно изучать себя без этой цели. Причиной изучения себя может быть только понимание, что мы не обладаем сознанием, и желание обрести его. Иначе это становится просто бесполезным. Достижение сознания связано с постепенным освобождением от механичности, ибо человек, как он есть, целиком и полностью находится под механическими законами. Чем большего сознания человек достигает, тем больше механичности он оставляет, что означает, что он становится более свободным от случайных механических законов.

...

Некоторые функции в нас могут стать сознательными, другие никогда не смогут стать сознательными. Инстинктивным функциям, например, нет необходимости становиться сознательными, но имеется много других, — вся наша жизнь наполнена ими, — которые очень важно сделать сознательными или, если они не могут стать сознательными, остановить или исключить их, ибо они действительно вредны. Они не просто механичны в том смысле, что они автоматичны; они вредны вследствие длительной неправильной работы машины. Поэтому они уже причинили определенный вред: что-то разрушили, исказили или деформировали.

...

В. Нет ли чего-нибудь общего во всех “я”? О. Только одно—все они механичны. Быть механическим значит зависеть от внешних обстоятельств.

...

В. Будьте любезны разъяснить, что вы подразумеваете под машиной. Машины не могут иметь потенциальных возможностей, они не могут иметь надежды получить сознание.

О. Аналогии несовершенны, так как они не могут быть продолжены неограниченно. Это есть также ограничение нашего ума или, если хотите, ограничение нашего сознания. Поэтому сравнение с машиной не может быть продолжено в любом направлении. Но человек является машиной в совершенно реальном, совершенно определенном смысле: он не может совершить какого-либо действия из самого себя, он только передающая станция, ничего больше и, как таковая, он является машиной. Если бы человек мог иметь идею или мог бы делать что-либо без внешних причин, действующих на него, тогда он не был бы машиной или не был бы полностью машиной. Такой, какой он есть, он полностью машина, особенно в том состоянии сознания, в котором мы находимся. И тот факт, что мы верим, что находимся в совершенно ином состоянии, делает нас даже более механическими.

Наша машина даже не работает правильно, поэтому, если человек хочет создать благоприятные условия для возможности внутреннего роста, которая имеется в нем, он должен сначала стать нормальной машиной, так как такой, какой он есть, он не является нормальной машиной. Когда мы слышим о механичности, мы часто думаем, что, хотя человек является машиной, не все его функции одинаково механичны, равно как не вся человеческая деятельность одинаково механична. Каждый человек находит что-либо, что, как он думает, менее механично, в соответствии с его взглядами или вкусами. В действительности вся человеческая деятельность одинаково механична, с этой точки зрения нет разницы между натиранием полов и писанием стихов.

...

Буфера полностью механичны; буфер подобен деревяшке: он не приспосабливается, но играет свою роль очень хорошо, — он препятствует человеку видеть противоречия.

...

В. Могут ли быть некоторые роли хорошими?

О. Мы говорим только о сознательности и механичности. Если роль механична, мы должны наблюдать ее и не отождествляться с ней. Наиболее трудно для нас действовать сознательно. Мы начинаем сознательно, а затем обычно отождествляемся.

...

В. Вы сказали, что человек не имеет воли. Тогда как вы называете то, когда человек делает весьма реальное усилие преодолеть привычку или не делать то, что ему нравится делать?

О. Это либо притяжение к чему-нибудь, либо отвращение. Либо человек боится чего-то или недоволен чем-то, и это создает отвращение, или кто-то сказал ему, что он может что-то получить, и это создает притяжение. Это не в нем, это в вещах. Вещи либо притягивают, либо отталкивают его, но он называет это своей волей.

В. Значит, вы рассматриваете эту волю как совершенно ничего не стоящую?

О. Она — механична; она не имеет никакой ценности. Она может иметь объективную ценность в том смысле, что можно получить от нее нечто в материальном смысле. Но это не есть то усилие, о котором я говорю. Усилие начинается только тогда, когда есть усилие пробудиться.

...

Мы понимаем разницу предметов, но в обычном мышлении мы не понимаем разницу бытия. Что мы изучаем в этой системе? Первое — что мы не являемся одним, что мы имеем много “я”, что в управлении нет центрального “я”. Это состояние нашего бытия. Результатом является механичность — мы являемся машинами. Если мы сумеем быть менее механичными, менее разделенными в самих себе, если сумеем в большей степени контролировать себя, это будет означать, что наше бытие изменилось.

Глава 3 Править

В. Наблюдение механичности ухудшает ли механичность? Я подразумеваю физическую работу.

О. Без работы над сознанием все стороны нашего "я", которые могут быть сознательными, будут становиться более и более механическими. Только очень однообразная работа без каких-либо изменений полностью механична. Если работа является несколько более сложной, тогда чем более она механична, тем она хуже. Ни в какой работе механичность не является полезной — каждый должен приспособляться, изменять методы, чтобы хорошо работать, и для этого каждый должен сознавать, что он делает. Быть умелым в физической работе не означает механичности. Тренировка не делает нас более механическими. Быть опытным человеком значит быть смышленым в отношении работы.

...

Чтобы понять механичность человека, очень полезно учиться думать о нем как о машине, изучать функции этой машины и понять главные деления функций не только вообще, не только в теории, но изучать их в их деятельности, изучать, как они работают. Это деление на четыре функции является только предварительным делением, так как каждая из них снова подразделяется. Все это должно быть изучено и понято путем наблюдения, ибо теоретическое изучение не дает того же результата, не ведет к тем же заключениям, не показывает той же истины...

...

В. Имеется ли связь между механическим поведением и двигательным центром?

О. Нет, двигательный центр означает только разум, законной функцией которого является управление движениями. Поэтому "двигательный" и "механический" — не одно и то же. Каждый центр может быть механическим, каждая функция может быть более механической или менее механической, более сознательной или менее сознательной. Несомненно, в нас имеются некоторые механические процессы, для которых нет необходимости становиться сознательным, например, физиологические процессы, которые приспосабливаются и управляются их собственным разумом. Но наши действия как целого, как в отношении к самим себе, так и к другим людям, могут стать вредными, если они предоставлены самим себе.

В. Всегда ли разговор является механическим? Я часто говорю прежде, чем у меня есть время остановить его.

О. В большинстве случаев. Это одна из первых вещей, которую каждый должен наблюдать и бороться с ней. Очень трудно наблюдать и трудно бороться с ней, но это должно быть сделано.

...


В. Ослабляет ли работа над собой функции механических частей центров?

О. Она будет ослаблять функции механических частей в том смысле, что она будет уменьшать механичность там, где полезны внимание и сознание. Механические части будут выполнять свою собственную работу, для которой они предназначены, и, возможно, выполнять ее лучше, чем в настоящее время, ибо теперь они слишком заняты вещами, которые к ним не относятся. Это даст возможность работать лучшим частям центров.

В. Должна ли механичность рассматриваться как факт для наблюдения или как зло, с которым надо бороться?

О. Видите ли, вы никогда не поймете механичность, если вы говорите таким образом. Но когда вы видите или отыскиваете в своей памяти, как можете совершенно механически выполнять большинство отвратительных вещей, о которых позже не можете понять, как могли их делать, тогда вы узнаете, что такое механичность. Всю нашу жизнь мы совершаем механически то, чего никогда не сделали бы сознательно. Это то, что мы должны понять. Если мы рассмотрим нашу жизнь год за годом, месяц за месяцем, то мы увидим в нашей жизни поступки, которые мы не совершили бы, если бы были сознательными, и те поступки, которые мы не совершили в своей жизни также по причине своей несознательности. Это есть путь к размышлению о механичности.

...

В. Не может ли воздержание от выражения отрицательных эмоций, обычно описываемых, как "спуск пара", иметь вредное влияние?

О. В этом нет опасности. Мы не можем настолько повредить себе. "Спуск пара" как облегчение является иллюзией. Это заставляет нас терять энергию. Выражение отрицательных эмоций всегда механично, поэтому оно никогда не может быть полезным. Но сопротивление ему сознательно.

...

В. Всегда ли механичны отрицательные эмоции?

О. Что противоположно механическому? Сознательное. Кто будет иметь отрицательные эмоции сознательно? Если вы знаете, что можете оставить их, вы их оставите. Поэтому, несомненно, они являются механическими.

...

Это связано с очень обширным вопросом, так как с одной точки зрения мы настолько механичны, что ничего не можем делать; но с другой точки зрения имеется несколько вещей, которые мы можем начать делать. Мы имеем в себе определенные возможности, только мы не применяем их. Это верно, что мы не можем "делать" что-либо в том смысле, что мы не можем изменить то, что мы чувствуем в любой данный момент, но мы можем заставить себя думать о каком-то предмете в данный момент. Это начало. Мы должны знать, что является возможным, и начинать с этого, ибо тогда возможности делать что-либо, вместо того, чтобы позволить вещам случаться, будут постепенно увеличиваться.


Глава 4 Править

В. Не зависит ли наш магнетический центр в весьма значительной степени от механических причин?

О. Не совсем. Как я сказал, он является некоторой комбинацией интересов, и не только интересов, но также идей, которые человек приобрел, некоторого знания, некоторого понимания. Все это входит в магнетический центр. Он является механическим подобно всему другому, но влияния Б различны по своей природе, хотя вначале они идут механически. Важно не это. Имеется ли интерес к Б влияниямили нет, вот что важно. Вот как из механичности исходит борьба с механичностью. Магнетический центр помогает человеку видеть, понимать и различать некоторые вещи. Человек не может оценить разницу между идеями, он не может сказать, какая из идей лучше и какая хуже, что годится для него и что не соответствует ему, без помощи магнетического центра. Накопление знания не помогает создать магнетический центр; магнетический центр является хорошей пробой, с помощью которой человек может оценить новые идеи. В этом потоке жизни задачей является различать два рода влияний, ощущать разницу между ними. Если человек не ощущает ее, если он воспринимает влияния Б таким же образом, как и влияния А, тогда они производят одинаковое действие, и магнетический центр не формируется.

Затем, имеется много опасностей, так как некоторые из этих идей, составляющие второй род влияний, столь искажены, что они могут образовать ложный магнетический центр. Магнетический центр должен быть очень однородным и очень здоровым, чтобы вести куда-либо, иначе он является только препятствием и ничем больше.

Глава 5 Править

В. Как можно предотвратить формальность регулярных усилий? Как сохранить их ускользающий смысл?

О. Самовоспоминание не может стать формальным; если оно делается таковым, это означает глубокий сон. Тогда необходимо что-то сделать, чтобы пробудить себя. Но вы должны всегда начинать с идеи о механичности и результатов механичности.

Вы совершенно правы. Все ускользает, исчезает, и вы оказываетесь опять ни с чем. Вы опять начинаете с некоторого сознательного усилия, и опять оно ускользает. Вопрос о том, как воспрепятствовать исчезновению. В наших обычных способах мышления и чувствования имеется много механических стремлений, которые всегда возвращают нас на обычный путь. Мы хотим думать иным образом, хотим быть другими, работать по-другому, чувствовать по-другому, но ничто из этого не происходит, так как много старых стремлений поворачивают нас обратно. Мы должны изучагь эти стремления и пытаться пролить свет на них. Прежде всего мы должны преодолеть инерцию ума; затем, если мы сделали это, двадцати чсгырех часов будет недостаточно, и жизнь станет очень полной. Трудно начать — и все же это не столь трудно.

Глава 6 Править

Поэтому сначала мы должны понять самих себя. Мы не видим нашего положения и не осознаем своей механичности. Мы не видим, что это непонимание является законом.

В. Как могу я лучше понять мою механичность и увидеть, что являюсь машиной?

О. Мы ничего не можем делать без попытки. Если вы хотите удостовериться, являетесь ли вы машиной или нет, попытайтесь сделать что-нибудь, что машина не может сделать. Попытайтесь помнить себя, ибо машина не может помнить себя. Если вы найдете, что можете, это будет означать, что вы не машина; если вы найдете, что не можете, это докажет, что вы машина. А затем, если вы осознаете, что являетесь машиной, и хотите выяснить, можете ли перестать быть машиной, опять-таки единственным методом является попытка.

...

Цель должна быть ясно сформулирована, понята и удерживаема в памяти. Только тогда возможно прийти к результатам. Если цель забывается каждый момент, никакие результаты невозможны. Как может человек, который сознает свое положение, формулировать свою цель? Он будет видеть, что центр тяжести его положения есть сон; тогда его целью будет пробудиться. Или, если он видит свою механичность, его целью будет отделаться от механичности. Обе эти вещи ведут к одному. Это простой и практический взгляд.

В. Для меня ясно, что развитию мешает недостаточная сила желания бежать от механичности. Как можно усилить желание бежать?

О. Это один из постоянно повторяющихся вопросов, на который почти невозможно ответить. Вы должны пытаться и должны сравнивать вещи, то, какими они являются и какими они должны быть. Необходимо большее понимание и, если вы хотите полного объяснения, большее самовоспоминание, ибо оно является единственным реальным ответом. Если самовоспоминание увеличивается, увеличивается все остальное.

...

И если вы понимаете, что то, что удерживает нас от достижения нашей цели, есть механичность, а то, что помогает нам, есть сознание, тогда будет ясным, что сознание представляет добро, а механичность — зло. Поэтому вместо “добрый” и “злой” настоящая система использует слова “сознательный” и “механический”. Этого вполне достаточно для всех практических целей.

Если имеются какие-либо вопросы, мы можем продолжить, только вы всегда должны помнить это практическое определение, так как оно является единственным надежным основанием для нас; что является правильным для нас — это то, что помогает нашему развитию, нашему пробуждению и нашей борьбе с механичностью; а что является ошибочным для нас — это то, что поощряет наши механические стремления, что препятствует нашему изменению, что мешает нашему развитию. Если мы начинаем с этого, тогда позднее найдем значительно больше критериев для различения.

В. Является ли все механическое злом?

О. Это необязательно значит, что все, что механично, является злом; но зло не может быть сознательным, оно может быть только механическим. Вы должны спросить себя: может ли зло быть сознательным во мне! Все другое есть философия. Если имеется нечто, что с вашей субъективной точки зрения вы рассматриваете как добро, и если вы пытаетесь сознательно делать то, что считаете дурным, вы обнаружите, что либо не можете делать это, либо будете терять всякое удовольствие в этом. Точно таким же путем вы не можете быть отрицательными сознательно, без отождествления. Отрицательные эмоции являются наилучшими проводниками зла, так как они являются одними из наиболее механических вещей, которые мы имеем.

...

В. Можем ли мы легко делать что-либо ошибочное, если просто действуем согласно нашему воспитанию, механически? Было бы лучше действовать против этого?

О. Действовать против этого было бы одинаково механическим, вы будете только противопоставлять одну механичность другой механичности. Если вы делаете что-то против того, что привыкли делать, это не обязательно будет правильным. Кроме того, это не значит, что все, чему вы научились или к чему привыкли, является ошибочным. Это было бы слишком просто. Возьмите некоторые примеры из ваших действий, и вы увидите, что когда вещи случаются, когда вы позволяете им случаться, они могут быть правильными или они могут быть ошибочными. Но если бы вы были сознательными, вы могли бы выбирать; это была бы совершенно иная ситуация.

...

В. Можно ли узнать о буферах путем наблюдения других?

О. Да, потому что это может помочь вам видеть буфера в самих себе. Но так как вещи редко повторяются один в один, человек будет всегда видеть буфера только в других, а не в самом себе. Но если он подготовлен для этого путем нахождения этих вещей сначала в самом себе, путем осознания своей механичности, он может начать видеть буфера.

...

Только искренность и полное признание того факта, что мы являемся рабами механичности и ее неизбежных результатов, могут помочь нам найти и разрушить буфера, с помощью которых мы обманываем себя. Мы можем понять, что такое механичность и весь ужас механичности, только когда делаем нечто ужасное и полностью сознаем, что это была механичность в нас, которая заставила нас делать это. Необходимо быть очень искренним с собой, чтобы увидеть это. Если мы пытаемся скрывать это, находить извинения и объяснения, мы никогда не осознаем этого. Это может причинить ужасную боль, но мы должны выносить се и стараться понять, что только путем полного признания самим себе мы можем избежать повторения этого снова и снова. Если мы полностью поймем ото и не будем пытаться это скрывать, то можем даже изменить результаты.

Мы можем бежать от пут механичности и разрушить ее силу посредством сильного страдания. Если мы пытаемся избежать страдания, если боимся его, если пытаемся убедить себя, что ничего плохого в действительности не случилось, что, в конце концов, это не важно и что вещи могут происходить точно так же, как они шли раньше, мы не только никогда не убежим, но будем становиться более и более механическими и очень скоро придем к состоянию, когда для нас не будет никакой возможности и ни одного шанса.


Глава 12 Править

В. По-видимому, чтобы стать сознательным, нужно большое желание, но не может ли желание стать помехой к сознательности?

О. Желание — сложная вещь. И в действительности это комбинация целых серий мыслей, чувств, даже страхов. Желание быть сознательным приходит, когда вы боитесь механичности. Сначала человек должен осознать, что он является машиной, а затем бояться этого. Тогда появится желание.

В. Недавно я пережил довольно гнетущее чувство, что, несмотря на настоящую работу, я все еще, кажется, ужасно механичен.

О. Конечно, мы являемся механическими и мы ничего не сможем сделать с этим до тех пор, пока не узнаем себя лучше, не только вообще, но и индивидуально, ибо имеется много обычных вещей, общих для всех, и имеется много индивидуальных черт. Сначала мы изучаем общие вещи, затем индивидуальные; и когда мы узнаем себя, мы поймем, где начинать. Сейчас мы только пытаемся делать элементарные вещи, больше для самоизучения, чем для действительных результатов.

...

В. Как может человек усилить решения?

О. Это зависит от решения. Первая вещь — это знать, что более и что менее важно. Если вы научитесь различать это, решение не будет трудным. Вы должны научиться различать между механичностью и сознательностью на нашем уровне. Вещи, которые связаны с работой, могут быть сознательными. Вещи, связанные с удобством, прибылью, удовольствием, выгодой, являются механическими. Также имеется другая сторона. Если результат решения действительно важен и связан с вашей работой, вы имеете право просить совета. В таком случае вы особенно должны пытаться не решать в одиночку.

...

В. Мне достаточно легко понять, насколько механическим я являюсь в большинстве проявлений, но в то же время мне трудно примириться с этой идеей. Является ли это примером несовершенного понимания?

О. Нет. Видите ли, легко понять механичность умом. Но помнить ее всегда, видеть ее в фактах, в вещах, видеть, как все случается, это всегда очень трудно. Это отнимает время.

...

В. Я вижу теперь механичность в большей степени, и это, кажется, вовлекает меня в большее отождествление, страх и чувство захваченности.

О. Если вы имеете в виду страх механичности в себе, то этот страх может быть полезным, так как вы уже знаете достаточно об этом и о том, как бороться с этим, как противостоять этому.

В. Я пытался останавливать выражение отрицательных эмоций для того, чтобы бороться с механичностью, но эти усилия очень быстро пропадают, и необходимость пробуждения забывается.

О. Это потому, что вы пытаетесь делать это на малых эмоциях. Если вы пытаетесь не выражать сильные эмоции, вы будете сохранять пробуждение дольше. Если бы вы вспомнили о борьбе с выражением действительно сильных эмоций в правильный момент, то вы увидели бы разницу.

Глава 13 Править

В. Должна ли главная черта быть всегда плохой?

О. Это главная слабость; к сожалению, нельзя сказать, что нашей чертой является сила, так как мы не имеем никакой силы.

В. Как она может быть слабостью, если нет никакой неслабости?

О. Она означает механичность. Мы механичны во всех вещах, но в одной или в двух вещах мы особенно механичны и особенно слепы; вот почему они являются главными слабостями, ибо мы не можем видеть их. Другие вещи, которые не являются слабостью, мы можем видеть.

В. Что вы назвали бы слабостью? Судите ли вы по этическим стандартам?

О. Нет. Как я сказал, слабость есть вещь, в которой вы наиболее механичны. Вещи, относительно которых вы абсолютно беспомощны, где вы наиболее спящи, наиболее слепы, являются вашей главной слабостью. Но во всем есть различные степени. Если бы не было никаких степеней в наших качествах и проявлениях, было бы очень трудно изучать. Мы можем изучать самих себя только благодаря этим степеням. Даже черты не всегда одни и те же; иногда они более определенно выражены, а иногда, в редких случаях, они показывают себя нам немного, и только таким путем они могут быть найдены. Но черты трудно видеть в самом себе. Вы осознаете лучше, что значит быть более механическими или менее механическими, если мы возьмем другой пример, скажем, болезнь. Если мы больны, мы сразу становимся более механичными; мы не можем сопротивляться внешнему миру и вещам даже так, как обычно.

...

В. Если вы пытаетесь остановить процесс механического мышления и думать по-новому, не появляется ли у нового мышления стремление тоже стать механичным?

О. Да, у всего есть стремление стать механичным. Поэтому, когда вы пытаетесь делать что-нибудь по-новому, вы должны контролировать не только то, что вы намереваетесь сделать, но и многие другие вещи. Не позволяйте отождествлению и воображению входить в вашу деятельность, вы должны научиться контролировать ассоциации, у вас должны быть только те ассоциации, которые вам необходимы. Они не должны контролировать вас.

...

В. Являются ли потерей времени лишние разговоры, смех и шутки?

О. Нет ничего плохого в этом, как в таковом. Плохим является то, что увеличивает механичность. Проведение времени в болтовне и смехе — это одна из наиболее механических вещей. Это зависит от того, чего вы хотите. Если вы решаете отдохнуть, это может быть настоящим отдыхом. Но если вы не можете остановить это, если это владеет вами, тогда это плохо.

Глава 14 Править

В. Я нахожу, что одним из моих самых больших затруднений является раздражение.

О. Это одна из глубочайших черт в людях и она влияет на всю человеческую массу. Терпеть неприятные проявления других людей труднее всего на свете. Люди могут пожертвовать всем остальным, но это они вынести не могут. Раздражение — это особая эмоция, основанная на ощущении механичности самого себя или других людей. Это не значит, что всякая механическая вещь вызывает раздражение, но по временам механичность создает его. Если мы в некотором случае не чувствуем механичности других людей, то тогда, несмотря на то, что они могут быть даже более механичны, у нас нет никакого раздражения. Нас раздражают другие люди, действующие как машины, так как мы сами являемся машинами. Если мы перестаем быть машинами, мы перестаем быть раздраженными. Это чувство механичности становится раздражением потому, что мы отождествляемся с ним. Если мы способны устранить отождествление, та же самая вещь, которую мы знаем как раздражение, становится очень полезной эмоцией, некоторого рода щупальцем, которым мы можем распознавать механичность. Вы не можете представить себе, насколько различны становятся совершенно обычные эмоции и насколько они становятся полезны, если мы не отождествляемся с ними.

...

В. Не легче ли остановить воображение, обладая знанием о нем?

О. Нет, вы можете знать о воображении, но оно все-таки будет продолжаться. Необходимо специальное усилие, чтобы остановить его. Мы столь механичны, что мы можем знать и все-таки делать то же самое.

В. Я чувствую, что я не могу больше ждать, когда найдется путь из того болота, в котором я нахожусь сейчас. Чем больше я вижу свою механичность, тем больше я вижу срочность работы.

О. Вы должны осознать, что необходимо время. Годы и годы прошли в обычной жизни. Когда вы слышите о механичности и только начинаете бороться с ней, вы хотите Сразу получить результаты. Необходимо сначала привыкнуть к этим идеям. Нет никаких секретов или специальных методов для того, чтобы делать это быстрее.

Глава 16 Править

В. Если школы не возвращаются таким же образом, означает ли это, что человек может встретить школу только в одной жизни?

О. Нет, это представление другой идеи. Это гораздо проще. Возвращение, если оно существует, — механично и основано на механичности. Школа не может быть механичной, то есть она должна быть под другими законами, даже если это элементарная школа. Если школа существовала однажды в одной форме, то в следующий раз она может не быть в том же месте, в то же время или в той же форме. Невозможно сказать, как она изменится, но она не может быть той же самой, в этом случае она была бы механичной, а если она механичная, то это не школа.

П.Д. Успенский В поисках чудесного Править

Глава 1 Править

— И во-вторых — продолжал он, — механизация, о котором вы говорите, вовсе не опасна. Человек может быть человеком (он подчеркнул это слово), работая с машинами. Есть другой вид механизации, гораздо более опасный: самому сделаться машиной. Думали вы когда-нибудь о том, что все люди сами суть машины? — Да, — ответил я, — со строго научной точки зрения все люди — это машины, управляемые внешними влияниями. Но весь вопрос в том, можно ли принять этот научный взгляд. — Научный или ненаучный — для меня всё равно, — возразил Гурджиев. — Я хочу, чтобы вы поняли, что именно я говорю. Посмотрите, все эти люди, которых вы видите, — и он указал на улицу, — всё это просто машины и ничего более. — Я думаю, что понимаю вашу мысль, — сказал я. — Я часто думал, как мало в мире такого, что могло бы противостоять этой форме механизации и избрать свой собственный путь. — Вот тут-то вы и делаете величайшую ошибку,— промолвил Гурджиев. — Вы думаете, что существует нечто, способное противостоять механизации, нечто, выбирающее свой путь; вы думаете, что не всё одинаково механистично. — Ну конечно, нет, — возразил я. — Искусство, поэзия, мысль — вот феномены совершенно другого порядка! — В точности такого же! — был ответ Гурджиева. — Их деятельность так же механична, как и всё прочее. Люди — это машины, а от машин нельзя ожидать ничего, кроме механического действия. — Очень хорошо, — сказал я, — но разве нет таких людей, которые не являются машинами? — Может быть, и есть, — сказал Гурджиев. — Но только это не те люди, которых вы видите. И вы их не знаете. Мне хочется, чтобы вы поняли именно это.

...

Глава 4 Править

«Внешние признаки человеческого бытия многосторонни: активность и пассивность, правдивость и лживость, искренность и неискренность, храбрость и трусливость, самоконтроль и распущенность, раздражительность, эгоизм, готовность к самопожертвованию, гордость, тщеславие, обман, усердие, леность, моральность, развращённость — это и многое другое составляет бытие человека. «Но все эти качества в человеке совершенно механичны. Если он лжёт, это означает, что он не способен не лгать. Если же он говорит правду, это означает, что он не способен не говорить правды. И так во всём. Всё случается; человек не может ничего сделать — ни внутри, ни вне себя.

...

«Ранее мы говорили о механичности. Человек не может сказать, что он понимает идею механичности, если он только знает её умом. Он должен её почувствовать всем своим телом, всем своим существом — и тогда он поймёт...

...

«Чем меньше в этом мире законов, тем ближе он к воле Абсолютного; чем больше в нём законов, тем больше механичность, тем дальше он от воли Абсолютного. Мы живём в мире, подчинённом действию сорока восьми порядков законов, т. е. очень далеко от воли Абсолютного, в очень далёком и тёмном углу вселенной.

Глава 5 Править

В нашем мире, на Земле, действуют сорок восемь порядков законов, которым мы подвластны и которыми управляется вся наша жизнь. Если бы мы жили на Луне, мы подчинялись бы девяносто шести порядкам законов, и следовательно, наша жизнь и наша деятельность были бы ещё более механичными, и мы лишились бы тех возможностей спастись от механичности, которые у нас сейчас есть».

Глава 6 Править

«Если человек выполняет все эти правила при самонаблюдении, он отметит очень важные аспекты своего бытия, целую их серию. Прежде всего он с безошибочной ясностью установит тот факт, что его действия, мысли, чувства и слова суть результаты внешних влияний, и ничто из них не приходит от него самого. Он поймёт и увидит, что фактически является автоматом, действующим под влиянием внешних стимулов. Он ощутит свою полную механичность, почувствует, что всё «случается», что он не может ничего «делать». Он — машина, управляемая случайными внешними толчками. Каждый толчок вызывает на поверхность одно из его «я». Новый толчок — и это «я» исчезает, а его место занимает другое «я». Ещё одно небольшое изменение в окружающей среде — и появляется новое «я». Человек начинает понимать, что у него нет никакой власти над собой, что он не знает, что может сказать или сделать в следующий момент; он начинает понимать, что не может отвечать за себя даже в течение кратчайшего промежутка времени. Он поймёт, что если он остаётся одним и тем же и не совершает ничего неожиданного, то это происходит потому, что нет никаких непредвиденных внешних изменений. Он поймёт, что все его действия полностью управляются внешними условиями, убедится, что в нём нет ничего постоянного, откуда могло бы идти управление, — ни одной постоянной функции, ни одного устойчивого состояния».

Глава 11 Править

Пробудиться — значит осознать своё ничтожество, т.е. осознать свою полную и абсолютную механичность, полную и абсолютную беспомощность. Недостаточно понять это философски, на словах. Необходимо понять всё на ясных, простых и конкретных фактах из собственной жизни. Когда человек начнёт узнавать себя, он увидит в себе много такого, что приведёт его в ужас. Пока человек не пришёл от себя в ужас, он ничего о себе не знает.

...

«На лекциях часто задают вопрос о том, что такое «чёрная магия». Я отвечаю, что нет ни красной, ни зелёной, ни жёлтой магии. Есть механичность, т.е. то что «случается», и есть «делание», т.е. магия. А «делание» возможно только одного рода; двух родов «делания» не бывает. Но возможна фальсификация, подражание внешнему проявлению «делания», которое не приводит ни к каким объективным результатам, но которое способно обмануть наивных людей и вызвать у них веру, ослепление, энтузиазм, даже фанатизм.

...

«Как я уже сказал, одно из первых требований к человеку — это искренность. Но есть разные виды искренности: есть умная искренность, и есть искренность глупая. Как глупая искренность, так и глупая неискренность одинаково механичны.

Глава 12 Править

«Вместе с тем, пол играет огромную роль в поддержании механичности жизни. Всё, что люди делают, связано с полом: политика, религия, искусство, театр, музыка — всё это пол. Вы думаете, люди ходят в театр или в церковь посмотреть новую пьесу или помолиться? Это лишь видимость. Главная вещь в театре и в церкви — там соберётся много женщин и много мужчин. Вот в чём центр тяжести всех собраний. Как по-вашему, что приводит людей в кафе, рестораны, на различные празднования? Только одно — пол. Это главная движущая сила всей механичности. От неё зависит весь сон, весь гипноз.

«Вы должны постараться понять, что я имею в виду. Механичность особенно опасна, когда люди пытаются объяснить ее чем-то иным, а не тем, что есть. Когда пол ясно осознаёт себя и не прикрывается ничем, это уже не та механичность, о которой я говорю. Наоборот, пол, который существуют сам по себе и независимо от всего прочего, — это уже большое достижение. Зло заключено в постоянном самообмане».

...

Когда он создан, тогда всё прочее начинает располагаться и распределяться в подчинении ему. Вопрос сводится к следующему: из чего и как создать постоянный центр тяжести? А на это можно ответить, что только отношение человека к работе и школе, его оценка работы, осознание механичности и бесцельности всего прочего может создать в нём постоянный центр тяжести.

Глава 13 Править

А для меня могут быть полезными только те люди, которые твёрдо решили бороться с собой, т.е. бороться с механичностью.

Глава 14 Править

«Человека, в его нормальном, естественном для него состоянии, принимают за двойственность. Он целиком состоит из двоиц, или «пар противоположностей». Все ощущения человека, впечатления, чувства, мысли, делятся на положительные и отрицательные, полезные и вредные, нужные и ненужные, хорошие и дурные, приятные и неприятные. Под знаком этого разделения протекает и работа центров. Мысли противостоят чувствам. Двигательные импульсы противостоят инстинктивному желанию покоя. Под влиянием двойственности протекает вся жизнь человека, все его восприятия, все реакции. Любой человек, который хотя бы немного наблюдает за собой, может видеть эту двойственность в самом себе».

«Но двойственность оказывается переменчивой; сегодняшний победитель завтра будет побежден; то, что ведёт нас сегодня, завтра становится второстепенным и подчинённым. И всё в равной степени механично, не зависит от воли, не ведёт ни к какой цели. Понимание двойственности в самом себе начинается с понимания механичности, с понимания разницы между тем, что механично, и тем, что сознательно. Этому пониманию должно предшествовать разрушение самообман, в котором живёт человек, даже самые механические свои действия считающий произвольными и сознательными, а самого себя — единым и целостным».

«Когда самообман разрушен, когда человек начинает видеть разницу между механическим и сознательным в самом себе, начинается борьба за реализацию сознания в жизни, за подчинение механического сознательному. Для этой цели человек пытается принять определённое решение, исходящее из сознательных мотивов, в противовес механическим процессам, протекающим согласно законам двойственности. Созданием постоянного третьего принципа человек преобразует двоицу в троицу».

Глава 15 Править

— Можно ли сказать, что существует сознательная сила, которая борется с эволюцией человечества? — спросил я. — С известной точки зрения, можно, — ответил Гурджиев.

Я привожу эти слова из-за их кажущегося противоречия с тем, что Гурджиев говорил раньше: что в мире существуют лишь две противоборствующие силы — «сознательность» и «механичность».

— Откуда происходит эта сила? — спросил я. — Объяснение потребовало бы много времени, и в настоящее время это не имеет для нас практического значения, — сказал Гурджиев. — Есть два процесса, которые иногда называют «эволюционным» и «инволюционным». Различие между ними следующее: инволюционный процесс начинается сознательно в Абсолютном; но уже на следующей ступени становится механичным, и по мере его развития механичность возрастает. Эволюционный же процесс начинается полусознательно; однако по мере развития становится всё более и более сознательным. Но в некоторые моменты инволюционного процесса могут возникнуть сознание и сознательность, противодействующие процессу эволюции. Откуда берётся это сознание? Конечно, из эволюционного процесса. Эволюционный процесс должен протекать без помех. Любая установка вызывает отрыв от основного процесса. Такие (отдельные обрывки сознания, которые остановились в своём развитии, могут объединяться и, во всяком случае, некоторое время жить и бороться с эволюционным процессом. В конце концов, всё это делает эволюционный процесс более интересным. Вместо борьбы с механическими силами, в определённые моменты может возникнуть борьба с сознательным противодействием могущественных сил, хотя, конечно, их нельзя сравнить с теми силами, которые направляют эволюционный процесс. Эти противодействующие силы могут иногда даже победить, и вот по какой причине: силы, руководящие эволюцией, обладают более ограниченным выбором средств; они могут использовать только некоторые средства и методы. А противодействующие силы не ограничены в выборе средств и могут воспользоваться любыми способами, в том числе такими, которые приводят к временному успеху, а в конечном итоге уничтожают в данном пункте как эволюцию, так и инволюцию.

...


— Ранее, когда мы говорили об истории человечества, было указано, что жизнь человечества, к которому мы принадлежим, управляется силами, исходящими из двух источников: во-первых, это влияния планет, полностью механичные и воспринимаемые как массами людей, так и отдельными индивидами совершенно невольно и бессознательно; во-вторых, из внутренних кругов человечества, о существовании и значении которых большинство человечества даже не подозревает, как не подозревает оно и о влиянии планет.


Глава 16 Править

В мою задачу никоим образом не входит описание или анализ того, что происходило. Вместе с тем, это столь значительный период, что полностью избежать каких-либо упоминаний о том, что совершалось вокруг нас, невозможно; иначе пришлось бы допустить, что я ослеп и оглох. Кроме того, вряд ли что могло дать такой материал для изучения «механичности» (т.е. полного и совершенного отсутствия какого бы то ни было элемента воли), как наблюдение событий этого периода. Некоторые из них казались или могли казаться зависящими от чьей-то воли; но даже это было иллюзией; на самом деле никогда ещё не было так очевидно, что всё случается, что никто ничего не делает.

Глава 17 Править

«Кроме того, в самих словах «моральный» и «духовный» скрывается обман. Я уже нередко объяснял раньше, что, говоря о машинах, нельзя начинать с их «моральности» или «духовности»; нужно начинать с их механичности и с законов, управляющих этой механичностью. Бытие человека номер один, номер два и номер три — это бытие машин, которые могут перестать быть машинами, но всё же не перестали быть ими.»

...

«Свободное от механичности изучение самого себя возможно только с помощью упражнения типа «стой!» под руководством понимающего его смысл человека.

...

Школьная дисциплина есть нечто совершенно отличное, например, от воинской дисциплины. Там всё делается механически, и чем механичнее, тем лучше. Здесь же всё должно быть сознательным, ибо цель заключается в пробуждении сознания. И для многих людей школьная дисциплина гораздо труднее воинской. Там всегда одно и то же; здесь всякий раз нечто другое.

М. Андерсон Непостижимый Гурджиев Править

НЕИЗВЕСТНАЯ ДОКТРИНА Править

Изучайте механичность человека. Когда вы увидите свою механичность, вы начнете пробуждаться - и как раз в момент пробуждения вы понимаете, что спали.

...

Сознтельное страдание достигается путем создания ситуаций, приятных для одного центра и чрезвычайно неприятных для двух других. Цель: создать напряжение, выйти за рамки механичности, выяснить, что происходит с химическим составом.

Дж.Г. Беннетт Гурджиев - Путь к новому миру Править

Глава 10 Править

Самым известным из таких людей, пожалуй, был Успенский. Он был до самого конца своей жизни предан Гурджиеву, которого считал необыкновенным человеком. Он всегда говорил, что именно Гурджиев дал ему надежду найти выход из состояния механичности и хаоса, в которое по его мнению все глубже погружался мир.

Глава 12 Править

Из Третьей серии явным образом следует, что Гурджиева беспокоила именно все возрастающая механичность человеческой жизни, сопровождаемая массовым гипнозом и потерей способности выносить независимые суждения.

Т. де Гартманн Наша жизнь с господином Гурджиевым Править

Глава 3 Править

Тем временем г-н Гурджиев дал нам несколько новых упражнений, одно из которых требовало выполнения особых движений для рук и ног, обозначающих буквы алфавита; мы осваивали эти упражнения в течение недели, затем внезапно г-н Гурджиев объявил, что в пределах Института мы должны были объясняться друг с другом только посредством этих движений. Мы не должны были произносить ни единого слова, что бы ни случилось, даже если мы находились в своих собственных комнатах. Мы могли разговаривать лишь за пределами Института, но мы не имели права выходить за его пределы без разрешения. Жизнь очень осложнилась. Как трудно было помнить о том, чтобы не заговорить, особенно в приватной обстановке! В течение трех дней моя жена и я должны были поехать в Кисловодск и одеться соответствующим образом для внешнего мира. Для того чтобы спросить друг у друга о том, не забыли ли мы чего-нибудь, нам надо было выполнить длинную серию жестов, но нам И в голову не приходило говорить в своей комнате, хотя бы даже Шепотом, несмотря на то, что мы знали, что нас никто не мог услышать. Если бы мы нарушили предписание, мы бы почувствовали, что Потерпели поражение в своем усилии, что мы обманули самих себя.

Было изумительно видеть это отношение в нашей Работе с г-ном Гурджиевым. Понимая, что все делалось ради нас самих, мы выполняли задание. Это не было слепым повиновением, ибо мы видели цель. И как ясно мы начинали видеть свою механичность! Мы должны были сознавать себя. Всякий раз мы ловили себя на том, что вот-вот заговорим, но вспоминали об этом и вовремя останавливались. Это было трудно...


Г.И. Гурджиев Взгляды из реального мира Править

"Аббатство", 30 января 1923 г. (Энергия и сон) Править

Во всяком случае, каждому следует уяснить, что цель сна достигается тогда, когда прерваны все связи между центрами. В этом случае машина способна производить то, что вызывает сон. Таким образом, слово "сон" означает состояние, когда все связи между центрами прерваны.

Глубокий сон - такое состояние, когда мы не видим никаких сновидений и ничего не ощущаем. Если люди видят сны, это значит, что одна из связей осталась нетронутой, поскольку память, внимание и ощущение - не более, как наблюдение одного центра над другим. Следовательно, когда вы видите и помните то, что происходит внутри вас, это значит, что один центр наблюдаетза другим. И если он способен наблюдать, значит, существует нечто, позволяющее производить такое наблюдение, т.е. связь не прервана.

Таким образом, если машина находится в полном порядке, ей требуется совсем немного времени для производства того количества материала, для которого предусмотрен сон; во всяком случае, это время меньше того, что мы привыкли тратить на сон. То, что мы называем "сном", когда спим от семи до десяти часов или Бог знает сколько, - это не сон. Большая часть этого времени тратится не на сон, а на переходные состояния, на ненужное состояние полусна. Некоторым людям требуется несколько часов, чтобы заснуть, а потом несколько часов, чтобы прийти в себя. Если бы мы засыпали немедленно и так же быстро переходили от сна к бодрствованию, мы тратили бы на этот переход треть или четверть того времени, которое тратим сейчас. Но мы не знаем, как самим прервать эти связи; и у нас они прерываются и восстанавливаются механически.

Мы остаёмся рабами этого механизма. Когда "чему-то" захочется, мы переходим в другое состояние, когда нет - нам приходится лежать и ждать, пока "что-то" даст нам разрешение на отдых.

Эта механичность, это ненужное рабство и нежелательная зависимость имеет несколько причин. Одна из них - состояние хронического напряжения, о котором мы говорили вначале и которое является фактором утечки нашей резервной энергии. Как видите, освобождение от хронического напряжения служит двойной цели: во-первых, мы сохраним больше энергии; во-вторых, избавимся от бесполезного лежания в ожидании сна. Итак, вы видите, какая это простая вещь, как легко её достичь, как она необходима. Освободиться от напряжения - дело огромной важности.

Америка, 29 марта 1929 г. (Сущность и личность) Править

Мы всегда создаём мнения внутри сущности. Всякое влияние механично возбуждает соответствующее мнение. Вы можете любить меня механически; и таким образом механически регистрируете это впечатление обо мне. Но это не вы. Это впечатление приходит не от сознания; оно приходит механически. Симпатия и антипатия - это вопрос соответствия типов; глубоко внутри вы любите меня, и, хотя знаете умом, что я - плохой человек, что я не заслуживаю вашего расположения, вы не в состоянии разлюбить меня. Или ещё: вы можете видеть, что я хороший человек, но вы меня не любите и таким образом дело остаётся на прежнем месте.

Но можно и не создавать внутренних мнений. В настоящее время вы не способны сделать это, потому что ваша сущность представляет собой функцию. Сущность состоит из многих центров, но личность имеет только один центр - формирующий аппарат.

Чикаго, 26 марта 1924 г. (Эксперименты с дыханием) Править

Обычное дыхание механично: вы механически вдыхаете столько воздуха, сколько вам требуется. Если в лёгких окажется больше воздуха, он не сумеет должным образом вступить в соединение; так что тут необходимо строгое соотношение.

Если практиковать искусственно контролируемое дыхание, как это обычно бывает, результатом будет дисгармония. Поэтому, для того чтобы избавиться от вреда, который может принести искусственное дыхание, необходимо соответственно изменить другие виды пищи. А это возможно только при полном знании. Например, желудок нуждается в определённом количестве пищи не только для питания, но и потому, что он привык к этому количеству. Мы едим больше, чем нужно, просто потому, что наш желудок привык к еде; мы едим, чтобы ощутить приятный вкус, ради удовольствия. Вы знаете, что в желудке имеются особые нервы; когда внутри желудка нет давления, эти нервы стимулируют желудочную мускулатуру, и мы испытываем чувство голода.

Многие органы работают механически, без нашего сознательного участия. У каждого из них свой собственный ритм; и ритмы различных органов находятся друг с другом в определённых отношениях. Если, например, мы меняем дыхание, то меняем и ритм лёгких. Но, поскольку всё находится во взаимной связи, постепенно начинают меняться и другие ритмы. Если мы продолжим такое дыхание в течение долгого времени, оно может изменить ритм всех органов. Например, изменится ритм работы желудка. У желудка свои привычки; ему нужно какое-то время, чтобы переварить пищу; пища должна находиться в желудке, допустим, час; если же ритм желудка изменится, пища пройдёт через него быстрее, и желудок не успеет усвоить из пищи всё необходимое. А в другом месте может произойти обратное явление.

В тысячу раз лучше не вмешиваться в работу нашей машины; лучше оставить её в плохом состоянии, нежели исправлять, не имея знаний. Человеческий организм - это очень сложный аппарат, многочисленные органы которого обладают разными ритмами и разными требованиями и находятся в самых разных отношениях друг с другом. Нужно или менять всё, или не менять ничего; иначе вместо пользы можно себе навредить. Искусственное дыхание - причина многих болезней. В редких случаях человеку удаётся вовремя остановиться и избежать вреда для себя; если же он практикует искусственное дыхание долгое время, результаты всегда плачевны.

Чтобы работать над собой, необходимо знать в своей машине каждый винтик, каждую заклёпку, и тогда вы поймёте,. что вам делать. Но если вы попробуете работать над собой, обладая малым знанием, вы можете многое потерять. Риск велик, потому что машина очень сложна; в ней имеются мельчайшие винтики, которые легко выходят из строя; если вы станете прилагать большие усилия, вы можете их сломать, а эти винтики в лавке не купишь.

Нужно быть очень осторожным. Когда вы знаете - дело другое. Если кто-то из присутствующих экспериментирует с дыханием, лучше остановиться, пока не поздно.

"Аббатство", 19 января 1923 г. Править

Здесь необходимо указать, что вспоминание себя, каким бы полным и целостным оно ни было, встречается в двух видах: оно или сознательно, или механично. Иначе говоря, мы вспоминаем себя сознательно или в силу ассоциаций. Механическое, т.е. ассоциативное вспоминание себя не может принести существенной пользы; но в начале практики даже такое ассоциативное вспоминание имеет огромную ценность. Позднее от него следует отказаться, ибо оно не даёт никаких реальных, конкретных результатов в действиях. Но сначала оно необходимо.

Существует также и другое, сознательное вспоминание себя, которое не является механическим.


Г.И. Гурджиев - Рассказы Вельзевула своему внуку Править

Вельзевул в Америке Править

Непременно следует, кстати, заметить, что тоже одной из главных причин такого состояния существ современной цивилизации служит тот же их «онанизм», каковая болезнь за последнее время стала там почти повальной и в свою очередь является следствием опять-таки их воспитания детей, благодаря установившейся в числе его правил одной злостной идеи, ставшей уже как бы неотъемлемой частью сознания каждого, а именно — злостной их идеи, что «говорить-с-детьми-о-половом-вопросе-абсолютно-не-следует».

А между тем еще раз подчеркиваю тебе, что как раз эта для их наивного разума маленькая идея, в значении которой никто из них не отдает себе отчета, относя ее просто к вопросу так называемого ими «приличия» или «неприличия», явилась основной причиной того, что они дошли до такой феноменальной, так сказать, «психической-механичности».

Р. Коллинн - Теория сознательной гармонии Править

1 Августа 1953 Править

Курить или не курить - это может стать интересным экспериментом. Обнаруживая огромную власть двигательной механичности, мы открываем великий секрет. В тот период смерти Успенского в какой-то момент я почувствовал, среди многих других переживаний, что я был как механическая игрушка, обреченная двигаться, пока не кончится завод. Дальше - неподвижность, смерть. Двигательный центр казался мне корнем нашей механичности, и я понял, что все сознание начинается с какого-то "стоп", как описывалось в В поисках чудесного.

В то же время я заметил однажды, что Успенский показывал нам одно упражнение, которое должно было демонстрировать нам эту механичность, и дать нам средство преодолеть ее. Но он делал это упражнение без слов и объяснений; оно было почти невидимым.

Упражнение было следующим: человек сидит удобно в кресле. Затем какое-то определенное время - скажем, полчаса - он двигается, легко и естественно. Но не останавливаясь ни на секунду. Например, протягивает свою правую руку, чтобы взять сигарету, зажигает ее, кладет ногу на ногу, трет щеку, поворачивает голову, сбивает пепел с сигареты в пепельницу, и т. д., и т.д. Но все в медленном и постоянном движении.

Через полчаса он начинает понимать истинную природу движения. А в конце на короткое время он получает возможность оставаться совершено неподвижным, безо всякого движения вообще. Из этой неподвижности могут возникнуть новые понимания.

М. Николл ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ К УЧЕНИЮ ГУРДЖИЕВА И УСПЕНСКОГО Править

Том 1 Править

ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ Править

И здесь я напомню вам об одном значении механичности в Работе. Если вы не можете установить связи с той или иной стороной жизни, вы должны сделать это одной из ваших целей. Нет и не должно быть ни одной вещи в жизни, о которой человек в Четвертом Пути не должен был бы быть осведомлен или не способен поддерживать связи с ней. Этот четвертый Путь не является романтическим и бесполезно иметь романтические чувства относительно фермы в Эссексе. Этот Четвертый Путь совершенно безжалостен и, как только что-либо заканчивается, то есть, не дает больше какой-либо реальной ценности, оно оставляется. Под этим я имею в виду, что мы не можем вернуться на ферму, но что это удобный случай для каждого приспособить себя к внешней форме и физической ситуации Работы в настоящий момент. Это одинаково относится и к тем, кто не может приехать сюда, и к тем, кто может это сделать.

Я был бы очень рад, если бы вы все поняли, что я имею в виду, так как этот вопрос чрезвычайно важен, ибо каждый пытается «уложить» новые условия в старые формы Работы Четвертого Пути и таким образом двигаться дальше. К сожалению, такие умственные и эмоциональные привязанности имеют место.

ИДЕИ ТРАНСФОРМАЦИИ В РАБОТЕ Править

Кем бы мы ни были, мы находим себя обладающими некоторым числом типичных путей реагирования на разнообразие впечатлений входящей жизни. Эти механические реакции управляют нами.

Всякий управляет своим собственным набором реакций на впечатления, то есть, на жизнь, революционен ли он или консервативен, добрый или злой в обычном смысле. И эти реакции являются его жизнью. Человечество механично в этом смысле. Человек сформировал в себе некоторое число реакции, которые он принимает за самого себя, и его жизненные переживания являются результатом их.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕСЕДА Править

Беспокойство - это форма отождествления, это значит, что оно совершает непрерывную потерю силы. Люди, которые много беспокоятся, истощают себя, опорожняют себя от силы. Если вы будете наблюдать себя, когда вы беспокоитесь, вы увидите, что это действительно похоже на раздирание, скручивание и удушение себя внутри, в соответствии с внешними мускульными движениями, которые уже были описаны. Нет центра тяжести. Нет направления, нет ясной цели; все в беспорядке; все, так сказать, движется во всех направлениях. Это как если бы все различные «я» в ком-либо поднялись и бросились ломать себе руки и говорить все, что отрицательное воображение, которое управляет сценой, внушает им. Я не говорю, что возможно никогда не беспокоиться. Имеются ситуации, особенно в наше время, когда временами почти невозможно остановить его. Я говорю больше о привычных склонностях к беспокойству обо всем и принятии каждого события за источник беспокойства. Ясная формулировка того, что кто-либо собирается делать, и иметь некоторое направление помогает предупредить это состояние расстройства, которое; как сказано, является формой внутреннего, а не внешнего рассмотрения. Внутреннее рассмотрение всегда механично. Внешнее рассмотрение всегда сознательно. Это сознательно ставите себя в положение другого лица, а так как это требует направленного внимания, оно выводит вас из беспокойства. Если вы наблюдаете, вы увидите, что небольшие формы беспокойства начинаются очень рано утром. Это очень хорошая вещь, которую стоит делать - Работать над собой ранним утром, прежде, так сказать, погружения в жизнь и обязанности. Небольшая сознательная Работа в это время, отмечающая слабые зачатки беспокойства, отрицательных мыслей к себе и т.д. И высказывание им нет, поднятие йебя из них, неприятие их в качестве вас самих - вся эта Работа по неотождествлению с некоторыми машинами, некоторыми «я», ранним утром, может изменить весь день. И к этому, конечно, относится идея аннулирования долгов, выкидывания из головы внутренних оценок - если возможно. Тогда нечто свежее и новое начинает день, и предупреждается обветшалость жизни, которая действительно является обветшалостью себя: всегда противодействующая таким путем всему, всегда имеющая одни и те же взгляды, всегда относящаяся к другим одним и тем же образом.


НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О НЕПРАВИЛЬНОЙ РАБОТЕ ЦЕНТРОВ Править

«Вышел сеятель сеять семя свое; и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень, взошло и засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую почву и взошло и принесло плод сторичный».(от Луки, 8, 5-8).

Поясняя эту притчу Своим ученикам, Христос говорит: «Семя есть слово Божие; а упадшее на пути суть слушающие, к которым приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали.и не спаслись».

Понимаете ли вы, почему это называется «при дороге»? Это значит, что идея Работы падает посреди движения ума кого-либо среди обычных жизненных мыслей кого-либо и принимает участие в механической стороне ума, которую Христос называет диаволом, ибо механичность есть дьявол.

...

Работа неизбежно ведет всякого к одним и тем же местам и одним и тем же переживаниям. Человек должен достичь пункта различения своей собственной беспомощности - осознания своей собственной механичности. А это. если оно не отрицательное переживание, приведет его в состояние самовоспоминания. Видение своей беспомощности приводит человека в Третье Состояние Сознания, где помощь может достичь его.


КОММЕНТАРИИ НА УСИЛИЕ Править

В этой беседе я собираюсь говорить об усилии. Работа зависит от усилия. Она основана на усилии, но усилии определенного рода. Усилие, в общем, различается двух видов - механическое и сознательное. В обычном смысле механическое усилие есть то, что мы должны делать, что жизнь заставляет нас делать. Все животные, вся природа, вся органическая жизнь, малую часть которой мы образуем, должны делать механические усилия. Возьмем пример. Если идет дождь, вы должны раскрыть свой зонтик. Это именно то, что имеется в виду под механическим усилием, и путем таких усилий мы приспособляемся к жизни. Сознательное усилие означает усилие, которое не является необходимым для существования в жизни и не вызывается жизнью. То есть, жизнь не является его причиной; источник его происхождения не лежит в жизни. Это значит, что некоторый источник, другой, чем интересы жизни, является необходимым, чтобы делать сознательно усилие, через который сознательное усилие становится возможным.

...

Теперь возьмем вопрос сознательного усилия на механичность. Это очень большой вопрос. Начнем с болтовни, внешней и внутренней. Болтовня - наиболее механическая вещь в человеке. Помните, что она не только означает болтовню в данное время, но болтовню впоследствии. Я должен предупредить вас, что всегда легко видеть, когда человек болтает дурно. И болтовней является не только высказывание вещей, но и писание их или показ их некоторым образом путем интонации, путем жеста, путем намека и т.д. Намекание есть плохой пример ошибочной болтовни. Наконец, это означает болтовню внутри себя.

...

Никогда не Работайте над собой сверх того, что полезно, ибо тогда усилие перестает быть сознательным и становится в свою очередь механическим. Все становится механическим со временем. Помните это. Все, что вы делаете сознательно, сохраняется для вас; все, что вы делаете механически, является потерянным. Поэтому усилия должны быть сознательными. Действительно, нет таких вещей, как механические усилия в Работе.

...

Только путем сознательного усилия кто-либо может осознать механичность, и это усилие должно быть сделано в отношении определенной вещи, определенной реакции, чему-то практически ясному и отчетливому. Принимать это за теорию хуже, чем бесполезно. Когда кто-либо осознает, что он механичен в некотором определенном отношении, это делает толчок, фактически это есть момент самовоспоминания. Чтобы Работать против механичности, требуется усилие самонаблюдения. Причина того, почему мы реагируем на вещи одним и тем же механическим путем снова и снова, находится в связях и ассоциациях внутри наших центров и между ними. Но мы не сознаем этого, пока мы не наблюдаем наши центры. Чтобы изменить это, необходимо заставить центры Работать по-новому. Возьмем пример: допустим, что вы всегда становитесь расстроенными, когда вы не можете найти что-либо. Является ли это механическим или нет? Да, это механическая реакция, которая будет регулярно возвращаться, если только вы не бросите свет сознания в нее. Именно сознание изменяет нас. Сначала требуется усилие самонаблюдения. Положим, вы наблюдаете, что вы реагируете посредством отрицательного состояния, если вы не можете найти вещь Это есть первое усилие и это принадлежит общему усилию самонаблюдения, то есть становления более сознательным, обращения внимания на себя и периодического осознания своей неправоты. Затем, наблюдайте ваши мысли. Какая мысль приходит вам всегда, когда вы потеряли что-либо? Потом наблюдайте эмоцию; замечайте ее, ее вкус. Потом замечайте ваши движения, ваше выражение и т.д. Следующий раз будет не так легко реагировать механически, когда вы теряете что-либо. Что поможет вам? Работа, которую вы проделали предварительно над этой механической реакцией - именно усилие быть более сознательным. Все, что мы делаем сознательно, остается для нас; все, что мы делаем механически, потеряно для нас. Так как мы собираемся говорить о космологической стороне этой Работы, я должен сказать теперь кое-что, в качестве подготовки, об отношении сознательного усилия, или усилия в Работе, к механическому усилию, или усилию в жизни. Работа является вертикальной к жизни. Все усилие Работы состоит в том, чтобы поднять человека на более высокий уровень, а более высокий уровень вертикален, т.е. выше.

О НАХОЖДЕНИИ ПОД РАЗЛИЧНЫМИ ЗАКОНАМИ Править

Идея Работы. Необходимо работать против механичности. Попытайтесь наблюдать свою механичность, иначе вы останетесь под Законом Случая.

Комментарий. Механический человек не может стать Сознательным Человеком. Сознательность Сознательного Человека не происходит механически. Механический человек остается механическим человеком всю свою жизнь, если он не начнет работать над собой и не даст самому себе необходимые толчки, чтобы пробудиться.

Человек может быть механически хорошим или плохим человеком. Но в том и в другом случае он - механический человек, машина. Будучи таковым, он находится не под Законом своей Судьбы, а под Законом Случая.

Существуют различные порядки законов, под которыми может находиться Человек. Самый низкий - это Закон Случая. Он включает всех механических людей, хороших или плохих в обычном смысле. Исходя из этого учения, первоначально данного, Гурджиев сказал: "Человек может находиться под Законом Случая, или он может быть под Законом своей Судьбы, или он может находиться под Законом Воли". Он добавил:: "Человек, то есть настоящий Человек, сознательный Человек, находится под Законом Воли".

При других обстоятельствах, когда он сказал, что Человечество в общем находится под Законом Случая, его спросили о психологии. Он ответил: "Механический человек не имеет психологии. Он является машиной. Он реагирует всегда одинаково на любые внешние влияния. Машина не имеет психологии. Как могла бы машина иметь психологию? Только о Человеке, который начинает познавать самого себя и работать над собой, можно сказать, что он начинает приобретать психологию. И если человек имеет Истинное "Я" и таким образом Истинную Волю, тогда он действительно имеет психологию".


ЗАМЕЧАНИЕ ОБ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЯХ Править

Если вы в большой спешке стараетесь закончить важное письмо, тогда вы отождествляетесь. Но если после многих бесплодных попыток вы убеждаетесь в необходимости уделить тщательное внимание тому, что вы пишете, вы не отождествляетесь, пока находитесь в этом состоянии внимания, хотя вы можете оставаться отождествленным, так сказать, на заднем плане - т.е. в механических частях центров вы можете быть все еще отождествленным, но так как вы должны передвигаться в более сознательные части центров, чтобы написать письмо соответствующим образом, то пока вы находитесь в них, вы не отождествляетесь. В этих примерах человек является сознательным внутри механичности. Заметим, что возможно также быть механическим в сознательности.


МЕСТО ЦЕЛИ Править

Или возьмем другой пример - допустим, что вашей целью является преодолеть ваши нежелательные ассоциации относительно людей. Если вы делаете это просто из двигательных частей центров, из малых механический «я», эти «я» не будут видеть причины, почему вы должны это делать, потому что эти нежелательные механические ассоциации являются их специальной работой. Вы указываете фабрике не заниматься своей специальной работой. Нежелательные ассоциации лежат в механических частях, в механических «я». Но если в этом случае вы думаете о людях в связи с Работой, вы поднимаетесь из механических частей центров и механических ассоциаций. Вы будете принимать их на другом уровне. Ваша цель будет тогда идти из правильного места и может иметь результаты. Все шансы, которые мы имеем, зависят от существования другого уровня. Вы можете быть способны получить совсем новый способ принятия людей, к которым механически вы питаете отвращение. Вы сможете увидеть механичность ассоциации в терминах того, что вы видите в вашей собственной механичности. Таким образом, вы снова видите, что цель может быть правильной, но откуда она идет в вас. Вы можете делать многие вещи совсем легко или более легко с уровня Работы, но будет невозможным, если вы пытаетесь делать их с уровня жизни. Объяснение лежит в этих различных частях центров и из каждой части идет своя цель. По этой причине путем наблюдения необходимо узнать, где вы находитесь, и не пытаться, находясь находитесь в подвале, делать уборку в верхних этажах и наоборот.


Том 3 Править

ЗАМЕЧАНИЕ ОБ УСИЛИИ Править

Работа говорит о необходимости усилия. Строго говоря, что необходимо делать правильное усилие. Методом Хитрого Человека является - делать правильное усилие: он видит, что необходимо особое усилие в особое время и, когда вещи являются слишком легкими пока для него, он создает затруднения для самого себя, как, например, делая вещи наиболее трудным путем. В жизни, действуя механически, мы делаем вещи наиболее легким путем, который является всегда наиболее механическим путем. Делан усилие в смысле Работы, должно понять, что имеется в виду антимеханическое усилие. Поэтому Работа начинает с общих указаний на практическую сторону, чтобы работать против своей механичности. Это дает новые впечатления. Как может кто-либо перестать быть машиной, если он всегда ведет себя одинаково. Человек является машиной, но ожидает что превращается в сознательное существо. Поэтому его общей задачей является работать против своей механичности. Это требует специальных видов интересных усилий, ибо его механичность находится в трех главных направления Какое усилие против сделали вы вчера? Против инерции, которая мешала вам мыслить по-иному? Против приятных и неприятных мечтаний? Против общего отвращения? Человек всегда может заметить тяжелый запах механичности внутри себя и свежее ощущение, которое исходит от нового впечатления, которое может создать даже краткое, реальное усилие Работы.

ОЩУЩЕНИЕ "Я" Править

И какое это облегчение -узнать, что вы пытаетесь вести вашу жизнь с крайне ошибочным рядом "я", с ошибочным, обычно доминирующим ощущением "я". Это чудесная вещь - узнать, что вы можете двигаться в новых направлениях внутренне и убежать от этого поддельного изобретения самих себя. Просто скажите самим себе: "Почему я всегда такой? Почему, короче говоря, я всегда один и тот же человек, с одними и теми же точками зрения, одними и теми же отношениями, одними и теми же маленькими неприятностями, одними и теми же суждениями, одними и теми же огорчениями, одними и теми же критическими замечаниями, одними и теми же мыслями, одними и теми же реакциями? Вы знаете, как это называется: "Осознание своей механичности", и еще по-другому называется: "Первая стадия Самовоспоминания ". Почему? Потому что это значит, что человек, который начинает видеть внутренне себя или свою механичность, уже отделился от того, за что он принимал самодовольно сам себя. Это есть начало развития, того развития, которое начинается с Наблюдающего "я" и ведет к Заместителю Управляющего, и затем - к Управляющему и, наконец, к Реальному "Я". Разве это не удивительно поразмыслить, что мы являемся не Реальными "Я", а ложными "я", и что то, чем мы являемся и за что принимаем целиком является изобретением? Разве это не трагично, что эти ошибочные ощущения того, чем мы являемся, эти воображаемые картины о себе, ведут наши жизни?

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ О ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ИДЕЯХ В РАБОТЕ Править

Только посредством Наблюдающего "я", сформированного этой Работой и ее положительными идеями, может человек наблюдать себя достаточно глубоко, чтобы осознать свою механичность как психологический факт. Он тогда видит, что вся суть и смысл жизни находится в нем самом и его отношении к самому себе. До сих пор он был отождествлен с тем, что не является им, - с Личностью , - и, таким образом, не с его Судьбой. Теперь он начинает отделяться. Короче говоря, он начинает пробуждаться от сна, от активной Личности. Поэтому осознание, что он есть машина и что он не может делать, имеет положительный результат, хотя это кажется отрицательной идеей. Это приводит его на шаг к тому изменению, той перемене знаков между Личностью и Сущностью. Ибо мы определили в пробном порядке положительную идею, как идею, которая уменьшает личность и увеличивает Сущность.


Ч.С. Нотт - Учение Гурджиева Править

КОММЕНТАРИИ ОРЕЙДЖА К БААЛЗЕБУБУ Править

«Как мы объясним то, что если мы, считающие себя разумными, беспристрастно и искренне рассмотрим свое поведение в конце каждого дня, обнаружим, что ведем себя подобно идиотам, трусам, негодяям - что мы запутываемся в своих сетях, куда бы мы ни шли? Если бы мы столь беспристрастно рассмотрели поведение другого, мы бы прокляли его, как мы обычно и делаем. Однако относительно себя мы остаемся неподвижными и даже самодовольными. Мы столь самодовольны и некритичны, что считаем самоочевидным, что выполняем свои функции, никогда не осознавая того, что мы и жизнь вообще становятся все более механичными. Вопрос, отчего мы таковы, каковы мы есть, для чего мы живем, для чего тело, каковы ценности, которыми мы живем, никогда не возникал перед нами как нечто, что следует прочувствовать и продумать, как он представал, например, перед творцом Книги Бытия, сказавшим мифологически, но с пониманием, что падение - деградация и механичность - произошло из-за наших уступок инстинктивному центру, пассивной отрицающей части. Как сказал Баалзебуб: «Ваше излюбленное, к несчастью, знать лишь отрицающую часть».

«Мы, люди, были помещены в эдемский сад, и от нас ожидали, что мы будем заботиться о нем. Мы впали в сон, прекратили делать усилия и были выдворены. Но, поскольку с самого начала мы не были полностью ответственны, Его Бесконечность со времен Адама одного за другим шлет своих посланников - патриархов, пророков и учителей, дабы дать метод, посредством которого мы могли бы проснуться и освободиться от последствий механичности, введенной Кундабуфером.

...

«Ни один из нас здесь не работает с тремя центрами одновременно; мы также в основном заняты словами. В этом смысле мы механичны, а поэтому греховны, отделившись от славы Божьей. Огромная сила и бытие Гурджиева являются результатом его жизни и работы одновременно в трех центрах. Это реальная работа В Институте в Фонтенбло нам показали как работать с тремя центрами. Движения и танцы здесь в Нью-Йорке являются средством для этого»

...

«Одна из целей мифа в книге - объяснить влияние Луны и Кундабуфера. Неудивительно, что у человека нет воли; удивительно то, что он верит, что она есть. Уверенность человека, вопреки очевидности и вопреки научному анализу, в том, что он имеет волю, есть один из эффектов Кундабуфера. Одним из первых результатов самовспоминания и самонаблюдения должно быть устранение этой иллюзии относительно воли. На определенной стадии практики Метода возникает убеждение в собственном безволии, убеждение в собственной внутренней ничтожности и механичности, безнадежность ожидания чего-либо реального в обычной жизни. В раннем христианстве это называлось «сознанием греха», сознанием того, что «утеряна родина». Это психологическое состояние необходимо, прежде чем существо может достичь воли или «спасения».

...

«Что же осталось от пифагорейской школы драмы? Несколько отголосков в старых волшебных пьесах. У современного театра две цели: развлечение и пропаганда. Мистерия больше невозможна; нет сознательных актеров. Наши актеры имитируют, не изнутри, а снаружи; они лишь вызывают иллюзию в зрителе, который никогда по-настоящему не

бывает затронут, а лишь стимулируется напоминанием о  ранее пережитом опыте. Драма на сегодня представляет не новый опыт, а его воспоминание; это - щекотание. Это не вливание нового материала, а стимулы, приводящие в движение старый материал. Это напоминание, а не творчество; и его воздействие вызывает интенсификацию механичности как актера, так и зрителя».

Ч.С. Нотт - Путешествие через этот мир Править

9. БЕСЕДЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ Править

По мере движения в соответствии с законом октав вниз по лучу творения то, что инволюционирует становиться все более и более механичным, и силы начинают меняться. Воля становиться инерцией, сопротивлением, упрямством; осознанность – восприимчивостью; индивидуальность становиться личностью, вещью.

Понимая нашу механичность, мы можем получить то, что священники называют «осознанием греха». Потом у нас появляется возможность, с помощью учителя, начать долгое восхождение вверх, противоположно силам инволюции, против слепых использующих нас сил природы - против Бога, в некотором роде. И здесь заключен парадокс: для того, чтобы двигаться против нисходящего потока, мы должны работать с Природой, стараться быть сознательными, и таким образом, стать достойными называться Детьми Божьими. Обычный человек не может понять этого. Эволюция и инволюция – лестница Иакова.

18. НЬЮ-ЙОРК И УСПЕНСКИЙ Править

Объективная мораль взращивает бытие и понимание и не причиняет вреда другим; субъективная мораль их ограничивает и сокращает, делает нас более механичными. Гюрджиев жил согласно Объективной морали; но этого Успенский, Николл и большинство их последователей никогда не понимали.


19. ШКОЛА ПАТНИ, ВЕРМОНТ Править

Но человек не управляет событиями согласно здравому смыслу, он не управляет событиями ни в мире, ни в собственной жизни – события управляют человеком. Каждое событие – результат причины, а результат снова становиться причиной, и так без конца. В нациях и в отдельных людях все одинаково, и дело было бы совсем безнадежным, если бы время от времени учителя, находящиеся в соприкосновении с высшими силами, люди с настоящей силой и пониманием, не посылались бы, чтобы показать нам путь выхода, побега из бесконечного вращения колеса жизни. Побег из этой механичности и есть настоящая свобода, в отличие от той «свободы», о которой все говорят.