ФЭНДОМ


Четвертый путь Править

Глава 1 Править

Эволюция человека, если она происходит, может быть только результатом знания и усилия. Пока человек знает только то, что он может узнать обычным путем, для него нет и никогда не было какой-либо эволюции.

В. Насколько важным является знание, приобретенное путем наблюдения наших физических действий? Не есть ли это просто упражнение для нашего ума?

О. Нет, оно очень важно, так как мы смешиваем многие вещи и не знаем многих причин. Мы можем понять причины только путем постоянного наблюдения в течение длительного времени.

...если вы соберете все теории, которые люди выдвинули о любом предмете, без какого либо знания о нем, вы увидите, где начинается ложь. Человек не знает себя, он ничего не знает, и все же он имеет теории обо всем.

В. Как можно распознать более высокого человека, чем мы сами, если не знаем, что искать?

О. Когда мы узнаем лучше, чего нам не достает, чем является то, что мы приписываем себе, но чем не владеем, мы начнем видеть нечто, хотя в действительности сможем отличить людей более высокого уровня только по их знанию. Если они знают нечто, чего не знаем мы, и если мы осознаем, что никто еще не знает этого и что это не могло быть изучено каким-либо обычным образом, то это может служить в качестве указателя.

Глава 2 Править

В. Для того, чтобы понять примеры сознательного искусства, должен ли человек иметь знания, которых обычный человек не получил?

О. Не только знание, но знание и бытие. В нас есть две стороны, которые должны быть развиты.

Мы хотим знания, но не понимаем, что в нас самих имеются препятствия, которые мешают нам достигнуть этого знания.

Согласно этой системе, большее знание приобрести невозможно до тех пор, пока не изменится бытие.

Соотношение знания и бытия — это очень большой вопрос. Я хочу, чтобы вы подумали о нем в связи с тем, что я только что сказал. Попытайтесь найти ваши собственные примеры. Знание может вести очень далеко. Вопрос в том, может ли человек воспринять его? Может ли человек усвоить его? Один род знания мы можем получить, другой род — не можем, поэтому мы не в состоянии говорить о знании общими словами. Например, возьмем психологическое знание: такими, какими мы являемся, мы можем выучить очень много, и многие вещи могут стать более ясными. Но в каждый момент знание человека зависит от его бытия. Это то, что мы не понимаем. Человек может получить столько знания, сколько позволяет его бытие, иначе его знание будет просто словами. Если знание дается нескольким людям, один из них получает его, а другие не получают. Почему? Очевидно потому, что их бытие различно.

Если бы мы были тем, что думаем о себе — если бы мы имели сознание, волю, если бы могли “делать”, тогда необходимым было бы только знание. Но все мы думаем о себе отлично от того, чем являемся в действительности. И именно эта разница между тем, чем мы являемся, и тем, что думаем о себе, показывает, чего недостает в нашем бытии. Таким образом, необходимы две вещи: изменение знания и изменение бытия.

Знание ограничивается бытием. Если вы получаете больше знания в том состоянии, в котором находитесь, вы не будете способны применять его, понять его, согласовать его. Развития знания недостаточно, ибо в некоторый момент оно остановится и вместо того, чтобы вести вас вперед, будет вести вас назад, ибо если ваше приобретение знания не сопровождается изменением бытия, все ваше знание искажается в вас. Тогда, чем большего знания вы достигли, тем хуже это будет для вас.

В. Какая часть бытия играет роль в приобретении знания?

О. Бытие есть наше состояние. В одном состоянии вы можете приобрести некоторое знание, но если разовьется другое состояние, вы можете приобрести больше знания. Если вы являетесь разделенным на различные “я”, которые все противоречат друг другу, то очень трудно достичь знания, так как каждая часть будет приобретать его сама по себе и понимать его сама по себе, поэтому вы немного поймете. Если вы становитесь одним, тогда, конечно, будет легче достичь знания, помнить его и понять его. Бытие означает состояние, внутренние условия все вместе, не отдельно.

Знание, даже очень хорошее, не может заставить бытие расти. Вы должны работать над знанием и бытием раздельно, иначе вы перестанете понимать то знание, которое приобретаете. Работа над бытием является иной работой — необходимо иное усилие.

Вообще говоря, мы знаем больше о нашем знании, чем о нашем бытии. Мы знаем, как мало мы знаем о самих себе, как в каждый момент делаем ошибки во всем; мы знаем, что мы не можем предвидеть вещи, не можем понять людей, не можем понять вещи. Мы знаем все это и понимаем, что все это является результатом нашего недостаточного знания.

В. Я не понимаю этого различия знания и бытия, работающих вместе. По-видимому, в самоизучении они столь смешаны, что трудно увидеть, что есть что.

О. Да, но в то же время это возможно. Мы знаем, что означает знание. Мы знаем, что знание относительно и зависит от наших способностей. Мы можем обладать достаточным количеством знания, чтобы начать уже сейчас; но очень скоро мы осознаем, что для приобретения более глубокого и обширного знания о вещах, которые мы действительно хотим понять, мы должны изменить наше бытие, ибо наши нынешние способности к приобретению знания весьма ограничены. Таким образом, даже с точки зрения приобретения знания, мы приходим к необходимости изменения бытия, иначе мы будем иметь только слова и не будем знать, что они означают.

В. Что подразумевается под “работой”?

О. “Работа” в том смысле, в каком мы применяем это слово в нашей системе, означает работу для достижения знания и для изучения изменения бытия. Вы должны иметь некоторую ясную цель и работать для нее, поэтому “работа” включает в себя приобретение знания и самоконтроль для достижения вашей цели.

Реальное знание, объективное знание — это знание, которое приходит от высшего разума. Такое знание показывает нам, как изучать человека, как изучать Вселенную, а также как изучать одно в отношении к другому. С помощью объективного знания возможно узнать реальный мир путем применения принципов относительности и масштаба и путем знания двух основных законов Вселенной: Закона Трех и Закона Семи.

Приближение к объективному знанию происходит путем изучения объективного языка.

Следующей ступенью является изучение самого себя, изучение человеческой машины и понимание места человека во Вселенной. Знание самого себя является одновременно и целью, и средством.

Но, как я сказал, если человек хочет развиться, одного знания недостаточно, он должен также работать над изменением своего бытия. Но изменение бытия столь трудно, почти невозможно, если бы не было знания, чтобы помочь ему. Поэтому знание и бытие должны расти рядом, хотя одно совершенно отделено от другого. Ни знание, ни бытие в отдельности не могут дать правильного понимания, так как понимание есть результат одновременного роста знания и бытия.

Рост знания означает переход от частного к общему, от деталей к целому, от иллюзорного к реальному. Обычно знание всегда является знанием деталей без знания целого, знание листьев или прожилок и зубцов листьев без знания дерева. Реальное знание не только показывает данную деталь, но также место, функцию и значение этой детали в отношении к целому..

В. Если знание существует на различных уровнях, означает ли это, что мы можем иметь только знание, принадлежащее нашему уровню?

О. Совершенно верно, но если бы мы имели все знание, которое могли бы получить на нашем уровне, наш уровень изменился бы. Вопрос в том, что мы не имеем всего знания, возможного для нас на нашем уровне, мы имеем его слишком мало.

В. Дается ли знание только в прямой связи с настоящей работой?

О. С самого начала вам дают некоторые идеи и говорят некоторые вещи о человеческой машине; например, о четырех функциях, о различных состояниях сознания, о том факте, что мы живем в состоянии, которое движется вверх и вниз, иногда ближе к самосознанию, иногда ближе ко сну. Когда вы услышали это, вам советовали также доказать это для самих себя. Если вы только слышите об этих вещах или читаете о них, они остаются просто словами. Но когда вы начинаете проверять их для самих себя, когда вы понимаете каждую функцию в себе и находите примеры из своих собственных чувств и ощущений, связанных с каждой из них, тогда это становится знанием.

Бытие есть нечто совершенно отдельное. Вы можете делать всевозможные усилия в вашем настоящем состоянии и все же будете чувствовать, что имеется возможность получить больше от вашего знания, но ваше бытие не адекватно. Поэтому необходимо работать над бытием, делать его более сильным, более определенным. Тогда из тех же слов вы будете способны извлечь больше знания.

В. Если, как вы говорите, понимание есть результат знания и бытия, то я не могу увидеть, каким образом они объединяются.

О. В любой момент вы понимаете нечто, ваше понимание является комбинацией вашего знания и вашего бытия. Понимание есть результат опыта: некоторого опыта в бытии и некоторого в знании.

Мы не осознаем, что, если человек очень непоследователен, это делает его знание непрочным. Развитие только одной линии, либо знания, либо бытия, дает очень плохие результаты.

В. Как может человек понять знание других людей, если сам не находится на том же уровне?

О. Имеете ли вы в виду того, кто может учить, кому человек может доверять и т. д.? На том уровне, где мы находимся, мы можем судить о знании людей, но не об их бытии. Мы можем видеть безошибочно, кто знает больше. Но в бытии мы легко можем ошибиться.

В. Является ли настоящая система системой знания?

О. Настоящая система — не столько система знания, сколько система мышления. Она показывает, как думать иначе, что означает думать иначе, почему лучше думать иначе. Думать иначе означает думать в иных категориях.

Одна вещь имеется на нашем пути — мы не знаем, что означает “знать”. Мы должны попытаться понять, что значит знать; это поможет нам понять, что значит думать в новых категориях.

Глава 3 Править

Контроль любой из наших способностей может быть получен только с помощью знания. Каждую функцию можно контролировать, если мы знаем их особенности и скорость.

Человек является очень сложной машиной; в действительности он не машина, но крупная фабрика, состоящая из многих различных машин, работающих с различными скоростями, на различном топливе, в различных условиях. Таким образом, это не только вопрос наблюдения, но и вопрос знания, и человек не может получить это знание из самого себя, ибо природа не сделала это знание инстинктивным — оно должно быть приобретено посредством разума. Инстинктивно человек может знать, что является кислым, сладким и тому подобные вещи, но инстинктивное знание на этом заканчивается. Поэтому человек должен учиться, и он должен учиться у того, кто учился прежде него.

...в наши эмоции должна быть введена определенная дисциплина, и для того, чтобы работать над эмоциональным умом, должно быть приобретено определенное знание.

Глава 4 Править

Накопление знания не помогает создать магнетический центр; магнетический центр является хорошей пробой, с помощью которой человек может оценить новые идеи.

[Школы] необходимы только тому, кто уже понимает несоответствие знания, собранного обычным разумом, и кто чувствует, что сам по себе, своей собственной силой, не может ни разрешить проблем, которые его окружают, ни найти правильный путь.

И, чтобы понять, почему школы необходимы, человек должен представить себе, что знание, идущее от людей высшего разума, может быть передано одновременно только очень ограниченному числу людей и что необходимо соблюдение серии определенных условий, без которых знание не может быть передано правильно. Наличие этих условий и невозможность действия без выполнения этих условий объясняет необходимость организации. Передача знания требует усилий как со стороны того, кто его получает, так и со стороны того, кто его дает. Организация облегчает эти усилия или делает их возможными. Эти условия не могут приходить сами по себе...

В. Нельзя ли объяснить, в чем состоят эти условия?

О. Эти условия связаны с необходимостью одновременного развития знания и бытия. Как я сказал раньше, развитие одного без соответствующего развития другого дает неправильный результат. Школы необходимы, чтобы избежать такого одностороннего развития и нежелательных результатов, связанных с ним. Условия школьного обучения таковы, что с самых первых шагов работа развивается одновременно по двум линиям — по линии знания и по линии бытия. С первых дней пребывания в школе человек начинает изучать механичность и бороться против механичности в себе, против непроизвольных действий, против излишнего разговора, против воображения, против выражения отрицательных эмоций, против мечтаний и против сна. При одном шаге по линии знания человек должен делать один шаг по линии бытия. Принципы школьной работы, все требования, предъявляемые ему, — все помогает ему изучить его бытие и работать над изменением его.

...мы можем сказать, что школа — это организация для передачи некоторому числу подготовленных людей знания, идущего от высшего ума.

...в школах люди получают определенные знания о том, какие качества могут и какие не могут развиться, какие условия благоприятны, как обуздать некоторые качества, как развить другие качества.

В. Может ли школа что-то потерять путем раскрытия своего знания?

О. Школа может потерять многими различными путями. Мы подойдем к этому вопросу позднее. Это зависит от того, кому она дает знание. Если она только дает и ничего не получает, она, конечно, будет терять. Если человек имеет деньги и начинает давать их всем, заслуживают ли они этого или нет, он потеряет деньги.

Глава 5 Править

В. Должны ли мы изменить наше знание, чтобы увидеть вещи такими, какими они являются в действительности, и узнать истину?

О. Нет, в теперешнем состоянии сознания мы не можем подойти к вещам, какими они являются; мы должны изменить наше состояние сознания.

В. Может ли самосознание дать знание?

О. Нет, сознание, само по себе, не дает знания. Знание должно быть достигнуто. Никакое количество сознания не может дать знания и никакое количество знания не может дать сознания. Они не параллельны и не могут заменить друг друга. Но когда вы становитесь сознательными, вы видите вещи, которых не видели раньше.

Глава 6 Править

В. Вы сказали, что для того, чтобы понять эту систему, человек должен повысить свое бытие до уровня своего знания, и наиболее трудным является повышение бытия?

О. И то, и другое одинаково трудно.

В. Но мне кажется, что знание легко повысить.

О. Не так легко, как вы думаете, так как знание без понимания будет бесполезно, оно будет содержать просто больше слов.

Только когда знание связано с руководством центров, это является пониманием.

Глава 7 Править

Три четверти или девять десятых нашего обычного знания не существует реально: оно существует только в воображении.

Видите ли, даже знание и понимание не могут помочь, если человек не работает над бытием.

Глава 8 Править

Настоящая система сильно расширяет наши знания, но она не может совершать чудеса. Даже если бы мы вошли в контакт с источником полного знания, то такими, какими мы являемся, мы были бы не в состоянии воспринять его или применить его, хотя мы можем знать больше, чем мы знаем обычно; в нас, в нашем уме, имеется определенный предел. Поэтому мы должны знать все наши ограничения, и тогда, когда мы знаем силу нашего инструмента, мы будем знать то, что мы можем получить. Первой идеей этой системы является то, что мы можем до некоторой степени улучшить этот инструмент для приобретения знания — это идея самоулучшения.

Если вы помните, я сказал, что с точки зрения настоящей системы только знание целого может рассматриваться в качестве знания, ибо знание части без ее отношения к целому — это не знание, но невежество. Мы можем иметь это знание, только мы не сознаем и не понимаем, что в отношении ко всему знание начинается со знания целого. Возьмите, например, этот коробок спичек. Если я смотрю на него через узкую щель, я вижу только малую часть его и никогда не получу представления о коробке спичек как целом. То же самое со всем остальным. Почти все, что мы называем знанием, не является действительно знанием, так как оно является только знанием небольшой части, без знания места этой части в целом.

Есть одна книга афоризмов, которая говорит: “Знать — значит знать все. Знать часть — значит не знать”. Нетрудно знать все, так как для того, чтобы знать все, человек должен знать очень мало. Но, чтобы знать это малое, человек должен знать довольно много. Поэтому мы должны начинать с “довольно многого”, с идей подхода к этому “очень малому”, которое необходимо знать для знания всего.

Знание всего возможно с применением двух принципов: принципа относительности и принципа масштаба. Если мы говорим о мире, необходимо знать все о мире, и мы можем знать все, что нам необходимо знать о нем, если мы берем вещи на различных шкалах. Мы можем знать значительно больше, чем мы знаем обычно, если мы изучаем вещи, соизмеримые с нами и имеющие отношение к нам на одной шкале, а нечто отдаленное и не имеющее определенного отношения к нам на другой, меньшей, шкале, и более абстрактно. Таким образом, мы можем получить все необходимое количество знания, не изучая слишком многое, и это знание будет включать в себя очень мало бесполезного, так как если мы учим все без разбора, мы не будем знать необходимого.

В. Необходимо ли обладать большим знанием, чтобы выбирать между влияниями?

О. Это очень важный вопрос, так как это не вопрос знания, но бытия.

В. Поможет ли теоретическое знание космологии росту понимания?

О. Оно не теоретическое, оно весьма практическое, и, конечно, оно будет помогать росту понимания, ибо оно будет создавать прочное основание для этого. Луч Творения — это система исключения, упрощения — она исключает все знание, которое непрактично.

Глава 9 Править

Если мы хотим развиваться дальше, мы должны увеличить продукцию высших материй, а чтобы делать это, мы должны понять и знать, как это делать, не только теоретически, но и фактически, так как требуется длительное время, чтобы научиться, как применять это знание и делать правильные усилия.

Глава 10 Править

...необходимы три вещи: знание, сознание и постоянное “Я”... Только те люди, которые имеют эти три вещи, могут иметь реальную волю...

[Человек] не может приобрести волю, если он не отказывается от своеволия, точно так же, как он не может приобрести знание, если он не отказывается от самомнений.

Глава 12 Править

Мы должны понять, что до приобретения нового знания мы должны осознать наши ограничения и тот факт, что наши ограничения являются действительно ограничениями нашего бытия. Наше знание остается на том же самом уровне. Оно растет в некотором направлении, но этот рост весьма ограничен.

Эмоции могут быть использованы как инструменты для приобретения знания, только если вы можете контролировать их.

Глава 14 Править

Первое условие освобождения от страдания — это знание, для чего оно существует.

...ничто не трансформируется само по себе, все должно быть трансформировано усилием воли и знанием.

Глава 15 Править

Идея эзотеризма подразумевает передачу знания; она предполагает существование группы людей, которой принадлежит определенное знание. Это не должно пониматься мистически, но более определенно, конкретно. Очень много различий между внутренним и внешним кругами. Например, многие вещи, которые мы хотим найти, могут существовать только во внутреннем круге, такие, как, например, положительные эмоции, понимание между людьми, определенные виды знания; все это принадлежит внутреннему кругу.

В. Я понимаю, что главной чертой эзотерического знания является то, что оно скрыто, и человек вряд ли может найти его. Как же мы можем узнать эзотерическое знание или эзотерическую школу?

О. Мы изучаем систему, которая предполагается как эзотерическая, поэтому с ее помощью будем в состоянии распознавать эзотерическое знание. Хотя эзотерическое знание скрыто от обычной жизни, оно может быть найдено. Оно не скрыто совершенно, так что никто не может найти его, в этом случае оно не имело бы смысла. Это было бы противоположно его целям и испортило бы результаты его существования. Единственный смысл эзотерического знания в том, что оно может быть найдено; важно также, как узнать его. С помощью этих идей, сравнивая их с тем, что можно и чего нельзя найти в обычном интеллектуальном мышлении, мы будем способны определить уровень знания, с которым мы встречаемся.

Я должен объяснить вам одну идею. Все в мире материально и ограничено, только материальность различна. Имеется ограниченное количество песка в пустыне и воды в океане. Знание также материально и, следовательно, ограничено. Очень полезно помнить, что знание, необходимое для изменения бытия, существует только в очень ограниченном количестве. Знание — это вещество. Для некоторого определенного периода — скажем, сотни лет — человечество имеет определенное количество знания, которое может быть использовано. Если этого знания жаждут слишком большое количество людей, то они будут иметь его так мало, что с ним ничего не может быть сделано. Но так как очень немногие жаждут его, значит тот, кто жаждет, может получить его.

В. Я не понимаю этого о знании. Не является ли знание сознанием?

О. Нет, сознание это другое, хотя это верно в том смысле, что сознание более высокой степени содержит в самом себе знание. Оно не заключает в себе все знание, но знание, которым вы уже обладаете. В состоянии сознания вы знаете сразу все, что вы знаете; в этом смысле вы можете сказать, что сознание есть знание, но само по себе сознание не может дать больше знания, хотя можно смотреть на этот вопрос с различных сторон.

Что касается большого знания, высшего, или эзотерического, знания, мы должны, прежде всего, понять, что все наше обычное знание, включая научное знание, всегда является знанием, приобретаемым обычным умом. Все методы научного исследования являются работой обычного ума, но имеется другое знание, которое приобретается высшим или более развитым умом, и это знание будет отличаться от обычного знания, так как знание, приобретенное обычным умом, всегда ограничено методами исследования, зрением и слухом, ибо, в конечном счете, наиболее сложные инструменты, которые могут применяться в научном исследовании, должны быть проверяемы зрением и слухом. Это знание является очень узким, оно не основано на понимании целого, тогда как большое знание — это знание, основанное на понимании целого посредством более развитого ума. Таким образом, имеются различные степени знания, которые столь различны, что их нельзя сравнивать. Если вы учите таблицу умножения, этот род знания не является ограниченным в количестве, вы не отбираете его у кого-нибудь. И в случае эзотерического знания вы, фактически, не отбираете его у других, но это потому, что имеется очень немного людей, которые хотят его.

Вначале трудно принять идею, что знание является материальным, но если вы подумаете об этом, то, возможно, вы начнете осознавать это. Представим себе: знание может существовать в различных растворах, в очень слабом растворе или в более сильных растворах. Когда я говорю о знании, я говорю о более сильном растворе, количество которого очень ограничено. Мы думаем, что если мы не знаем чего-либо, то это потому, что не знаем, где научиться этому. Мы не осознаем, как много имеется вещей, которых мы не можем знать. Поэтому нам трудно понять материальность знания и то, что управляет его распределением. Точно так, как имеются аккумуляторы в теле, так имеются и аккумуляторы знания в жизни. Там оно было собрано в определенные периоды истории, и там оно сохраняется. Если вы найдете такой аккумулятор, вы получите знание. Что представляют собой эти аккумуляторы? Это — школы, даже старые школы, не существующие больше. Человек не может развиваться, “не постучавшись” в эти аккумуляторы, но если он делает это, он может получить от них энергию, реальную энергию, такую, какую получают центры. Человек 1, 2 и 3 будет получать только грубую энергию; энергия, которую может получить человек № 5, будет тоньше. Когда говорится, что знание ограничено, это относится к знанию в этих аккумуляторах.

В. Имеет ли это знание форму и вес?

О. Форму — не обязательно, но вес — да, не в обычном смысле, но в смысле плотности. В обычном языке некоторые слова также имеют вес, тогда как иные не имеют никакого веса вообще.

В. Имеет ли человек с большим знанием какую-либо ответственность по отношению к тем, у кого меньше знания? Я имею в виду человека, который имеет эзотерическое знание.

О. Эзотерическое знание подразумевает школу, поэтому человек, имеющий эзотерическое знание, есть человек, который приходит из школы или который находится в школе. Когда человек приобретает школьное знание, он начинает нести ответственность. Но нельзя обсуждать этот вопрос так широко, ибо может быть много условий, которых мы не знаем. Например, некоторое знание может быть дано только на определенных условиях.

В. Насколько тонкой нитью является наша связь с эзотерическим знанием, если оно зависит от вашего пребывания с нами для того, чтобы передать его?

О. Необходимо понять, что наша связь с эзотерическим знанием не может зависеть от человека. Предположите, что вы знаете человека, который связан с эзотерической школой, но вы не можете понять его идеи. Тогда ваша связь с эзотерической школой не существует, и если этот человек умирает, связь исчезает абсолютно. Но допустите, что в то время, когда он был жив, вы поняли его идеи; тогда вы связаны, и если он умирает, вы остаетесь связанными со знанием. Поэтому вы можете быть связаны с эзотерическими кругами только через идеи, а не через людей.

Глава 16 Править

Передача знания означает С-влияние, это означает некоторую работу, она не случается сама по себе, она означает чью-то работу, а работу нельзя растрачивать зря.

В поисках чудесного Править

Глава 4 Править

Линия знания и линия бытия. – Расхождение между линиями знания и бытия. – Что даёт развитие знания без соответствующего изменения бытия? Что даёт изменение бытия без увеличения знания? – Понимание как равнодействующая знания и бытия. – Различие между пониманием и знанием.

— Развитие человека идёт по двум линиям, – сказал он, – линии знания и линии бытия. При правильной эволюции линии знания и бытия развиваются одновременно, параллельно друг другу, помогая одна другой. Но если линия знания слишком опередит линию бытия или линия бытия опередит линию знания, развитие человека пойдёт по неверному пути и рано или поздно остановится.

Люди понимают, что такое "знание". Они понимают также возможность существования разных уровней знания, понимают, что знание может быть большим или меньшим. Однако они не понимают того, что бытие, или существование, также может иметь разные уровни или категории. Возьмём, например, бытие минерала и растения – это разные уровни бытия. Бытие животного разнится от бытия человека. Но и бытие двух людей может отличаться друг от друга больше, чем бытие минерала от бытия животного. И вот как раз этого люди не понимают. Не понимают они и того, что знание зависит от бытия, и не только не понимают, но и определенно не желают понимать. В частности, западная культура убеждена в том, что человек может обладать огромными знаниями, быть, например, способным учёным, делать открытия, двигать вперёд науку, и в то же время оставаться – и иметь право оставаться – мелочным, эгоистичным, придирчивым, низким, завистливым, тщеславным, наивным, рассеянным человеком. Здесь, кажется, считают, что профессор должен всегда и везде забывать свой зонтик.

Таково его бытие; а люди думают, что его знание не зависит от его бытия. Люди западной культуры высоко ценят уровень знания человека, но не ценят уровень его бытия и не стыдятся низкого уровня собственного бытия. Они даже не понимают, что это значит, не понимают, что уровень знания человека зависит от уровня его бытия.

Если знание уходит далеко вперёд от бытия, оно становится теоретическим, абстрактным и неприменимым к жизни, а фактически – вредным; ибо вместо того, чтобы служить жизни и помогать людям успешно бороться с трудностями, которые им встречаются, оно осложняет жизнь человека, привносит в неё новые затруднения, горести и беспокойства, которых в ней не было раньше.

Причина этого заключается в том, что знание, которое не находится в согласии с бытием, не может быть достаточно полным и соответствовать реальным нуждам человека. Оно всегда остаётся знанием лишь одной вещи, игнорирующим другую вещь, знанием детали без знания целого, знанием формы без знания сущности.

Такое преимущество знания перед бытиём наблюдается в современной культуре. Идея же ценности и важности бытия и его уровня совершенно забыта; забыто и то обстоятельство, что уровень знания определяется уровнем бытия.

Фактически на данном уровне бытия возможно знание, ограниченное известными пределами. В границах данного бытия улучшение качества знания совершенно невозможно, и происходит накопление информации одной и той же природы в пределах уже известного. Изменение же самой природы знания возможно только с изменением природы бытия.

...какое знание может быть у человека, погруженного в сон? Если вы подумаете об этом, памятуя, что сон является главной чертой нашего бытия, вам сразу же станет ясно, что, если человек по-настоящему желает знания, он должен прежде всего подумать о том, как пробудиться, как изменить своё бытие.

Вообще говоря, равновесие между знанием и бытием более важно, чем развитие того или другого из них в отдельности. В любом случае раздельное развитие знания или бытия нежелательно. Но именно такое одностороннее развитие часто представляется людям особенно привлекательным.

Если знание получает перевес над бытием, человек знает, но не может делать. Это бесполезное знание. Если бытие получает перевес над знанием, человек способен делать, но не знает. Иными словами, он может что-то сделать, но не знает, что именно надо делать. Бытие, которого он достиг, становится бесцельным, затраченные усилия оказываются бесполезными.

В истории человечества известны многочисленные примеры, когда из-за перевеса знания над бытием или бытия над знанием погибали целые цивилизации.

— А каковы результаты развития линии знания без бытия или развития линии бытия без знания? – спросил кто-то во время беседы на эту тему.

— Развитие линии знания без развития линии бытия даёт слабого йогина, – ответил Гурджиев. – Иными словами, человек много знает, но ничего не может сделать; это человек, который не понимает (эти слова он произнёс с ударением) того, что знает, человек, не обладающий правильной оценкой, т.е. человек, для которого нет разницы между одним и другим родом знания. А развитие линии бытия без знания даёт глупого святого, т.е. человека, который может сделать много, но не знает, что делать или зачем делать; если он что-нибудь делает, он действует, повинуясь своим субъективным чувствам, которые могут увести его далеко в сторону и заставить совершить серьезные ошибки, т.е. сделать нечто противоположное тому, что он желал. В обоих случаях и слабый йогин, и глупый святой приходят к остановке; ни один из них не в состоянии двигаться и развиваться дальше.

Чтобы понять это, чтобы вообще уяснить себе природу знания и бытия, равно как и их взаимоотношения, необходимо понять, как знание и бытие относятся к "пониманию".

Знание – это одно, понимание – другое.

Люди часто смешивают эти понятия и не видят ясно разницу между ними.

Знание само по себе не даёт понимания; и понимание не увеличивается благодаря росту одного лишь знания. Понимание зависит от отношения знания к бытию, это – равнодействующая знания и бытия. И знание не должно отходить от бытия чересчур далеко, иначе понимание окажется слишком далёким от того и другого. Вместе с тем, отношения между знанием и бытием не меняются вследствие простого роста знания. Они изменяются только тогда, когда бытие и знание растут одновременно. Иными словами, понимание возрастает лишь с возрастанием уровня бытия.

В обыденном мышлении люди не отличают понимание от знания. Они думают, что большее понимание зависит от большего знания. Поэтому они накапливают знание – или то, что называют знанием, – но им не известно, как накопить понимание; и сам этот вопрос их не беспокоит.

Различие между знанием и пониманием станет ясным, когда мы увидим, что знание может быть функцией одного центра; а вот понимание представляет собой функцию трёх центров. Таким образом, мыслительный аппарат может знать нечто. Но понимание появляется лишь тогда, когда человек чувствует и ощущает всё, что с этим связано.

В сфере практической деятельности люди очень хорошо сознают разницу между простым знанием и пониманием. Они видят, что просто знать и знать, как сделать что-то, две разные вещи. Знание того, как сделать, не создаётся одним лишь знанием. Но за пределами практической жизни люди не уясняют себе, что такое "понимание".

Деление человека на семь категорий, или семь номеров, объясняет тысячи явлений, которые иначе понять невозможно... В соответствии с этим все внутренние и внешние проявления человека, всё, что принадлежит человеку, всё, что им создано, также делится на семь категорий.

Теперь можно сказать, что существует знание номер один, основанное на подражании или инстинктах, заученное, втиснутое в человека, сообщенное ему долгими упражнениями. Человек номер один, если он таков в полном смысле слова, заучивает всё наподобие попугая или обезьяны.

Знание человека номер два – это просто знание того, что ему нравится; а того, что ему не нравится, он не знает. Всегда и во всём: он желает чего-то приятного. Если же это больной человек, он будет, напротив, знать только то, что ему неприятно, что его отталкивает, пробуждает в нём страх, ужас, отвращение.

Знание человека номер три – это знание, основанное на субъективно-логическом мышлении, на словах, на буквальном понимании. Это знание книжного червя и схоласта. Человек номер три, например, подсчитал, сколько раз каждая буква арабского алфавита повторяется в Коране Магомета; и обосновал на этом целую систему толкования Корана.

Знание человека номер четыре представляет собой род знания, весьма отличный от предыдущих. Это знание, исходящее от человека номер пять, который в свою очередь получает его от человека номер шесть; а к тому оно поступает от человека номер семь. Но, конечно, человек номер четыре усваивает из этого знания только то, что он может усвоить сообразно своим силам. По сравнению с человеком номер один, два и три человек номер четыре начал уже освобождаться от субъективных элементов в своём знании, начал движение по пути к объективному знанию.

Знание человека номер пять – это целостное, неделимое знание. Он имеет одно неделимое Я, и всё его знание принадлежит этому Я. Он не может иметь одно "я", которое будет желать чего-то такого, что неизвестно другому "я". То, что он знает, знает всё его существо в целом. Его знание ближе к объективному знанию, чем знание человека номер четыре.

Знание человека номер шесть – это полное знание, какое только возможно для человека; но его ещё можно утратить.

Знание человека номер семь – это его собственное знание, которое невозможно от него отобрать; это объективное и целиком практическое знание Всего.

Совершенно так же обстоит дело и с бытием... Совершенно ясно, почему знание не должно быть далёким от бытия. Человек номер один, два или три – и причиной тому его бытие – не воспринимает знание человека номер четыре, пять и выше. И что бы вы ему ни дали, он станет объяснять это на свой лад, принижая любую идею до того уровня, на котором находится сам.

Глава 8 Править

...знание, подлинное объективное знание, к которому человек, как он сам уверяет, стремится, возможно только в четвёртом состоянии сознания, т.е. обусловлено полным им обладанием. Знание, приобретённое в обычном состоянии сознания, смешано со снами.

Глава 10 Править

На одной из следующих встреч, после довольно долгого разговора о знании и бытии, Гурджиев сказал:

— Строго говоря, вы пока не вправе говорить о знании, так как не знаете, с чего оно начинается. Знание начинается с учения о космосах.

Глава 14 Править

Гурджиев употреблял выражения "субъективный" и "объективный" в особом смысле, принимая за основу "субъективное" и "объективное" состояние сознания. Всё наше обычное знание, основанное на общепринятых методах наблюдения и проверки, все научные теории, выводимые из наблюдений над доступными нам фактами, созданные в субъективных состояниях сознания, он называл субъективными.

Знания, основанные на древних методах и принципах наблюдения, знание вещей в себе, знание, сопровождающее "объективное состояние сознания", знание Всего – было для него объективным знанием.

— Одна из центральных идей объективного знания, сказал Гурджиев, – это идея всеобщего единства, единства в многообразии. С древнейших времён люди, понимавшие смысл и содержание этой идеи и видевшие в ней основу объективного знания, стремились найти способ передать эту идею в форме, доступной для других. Последовательная передача идей объективного знания всегда была частью задачи тех, кто обладал этим знанием. При этом идею всеобщего единства, как фундаментальную и центральную идею объективного знания, необходимо передать в первую очередь – и передать с максимальной полнотой и точностью. А для этого данную идею нужно воплотить в таких формах, которые обеспечили бы её правильное восприятие и позволили бы избежать возможных искажений и нарушений. С этой целью от людей, которым передавались эти идеи, требовалось пройти определённую подготовку, а сами идеи давались или в логической форме (например, в философских системах, старавшихся определить "фундаментальный принцип", или "архэ", из которого проистекает всё остальное), или в религиозных учениях, которые внушали элементы веры и вызывали волну эмоций, возносящих людей на уровень "объективного сознания".

...объективное знание, включая идею единства, принадлежит объективному сознанию. Формы, выражающие это знание, будучи восприняты сознанием субъективным, неизбежно искажаются и вместо истины создают всё большие и большие заблуждения. Объективное сознание способно видеть и чувствовать всеобщее единство. Но для субъективного сознания мир расколот на миллионы отдельных, не связанных между собой явлений. Попытки связать эти явления в какого-то рода философскую и научную систему ни к чему не приводят, потому что люди не в состоянии воссоздать, идею целого, отправляясь от отдельных фактов, и не способны постичь принцип разделения целого, не зная законов, на которых основано такое разделение.

Понимая несовершенство и слабость обычного языка, люди, обладавшие объективным знанием, пытались выразить идею единства в "мифах" и "символах", в особых "словесных формулах", которые, передаваясь без изменений, передавали идею из одной школы и из одной эпохи в другую.

Но подготовку к принятию идей, принадлежащих объективному знанию, следует производить в сфере обычного ума – лишь надлежащим образом подготовленный ум может передать эти идеи высшим центрам, не вводя в них чуждые элементы.

Символы, употреблявшиеся для передачи идей объективного знания, включали диаграммы основных законов вселенной; они не только передавали знание, но и указывали пути к нему. Изучение символов, их построения и значения составляло важную часть подготовки к обретению объективного знания и само по себе являлось проверкой, ибо буквальное и формальное понимание символов делало невозможным дальнейшее получение знаний.

Символы делились на основные и подчинённые; первые выражали собой принципы отдельных областей знания; вторые – природу сущности явлений в их отношении к единству.

Чистое знание передать невозможно; когда оно выражено в символах, оно прикрыто ими, как неким покровом; хотя для тех, кто желает и умеет смотреть, этот покров становится прозрачным.

Любая попытка буквального понимания там, где речь имеет дело с объективным знанием и со связью единства и многообразия, заранее обречена на неудачу и в большинстве случаев ведёт к дальнейшим заблуждениям.

Р. Коллин Теория сознательной гармонии =Править

23 Февраля 1955 Править

Все человеческое знание и опыт должны быть рассмотрены с одной точки зрения, то есть по отношению к сознанию, космическим законам, и приближению человека к совершенству. Тогда становится видно, что все знание образует единое целое.