ФЭНДОМ


Жители Сатурна обладают «птичьим» обликом, что показывает их связь с отвлечённым видением мира. В октаве же Сатурн стоит на последней точке, перед ним – Венера. Если к этому прибавить описание Сфинкса, где Венера, это «груди девы», то получится, что на пути к беспристрастному видению мира стоит любовь, то есть предвзятое отношение к кому- либо, поэтому она отделена от остальных частей «янтарём», то есть веществом, изображающим третью силу. По ГИГ все наши слабости происходят от неуравновешенной работы центров, а корнем этого является именно половая неуравновешенность; он также называл обыкновенную "любовь" "очень грязной". Она изображалась как уродливое животное, женщина с птичьим телом, рыбьим телом: тут речь может быть и о фригидности. Уродование человека происходит в детстве, когда его заставляют испытывать стыд от естественных проявлений тела. Всё это приводит к искажённой нравственности, которую Вельзевул называет «римской моралью», то есть когда человек стыдится делать что – то перед другими, но не испытывает стыда, когда совершает это же в одиночестве. Таким образом, новая нравственность начнётся с освобождения от стыда перед собственным телом и его выделениями. С этой точки начинается подлинная нравственность, венец которой заключается в словах: «не убивай другого, даже тогда, когда твоя жизнь в опасности» Мы можем лишь передвигаться от времени к вечности и дальше, или от времени к безвременью. Всё дело в средствах передвижения, как об этом и говорил Вельзевул. Существуют старые средства передвижения, такие как йога, монашество, аскетизм и есть новое (?) средство, или путь Хитреца, использующий достоинства старых путей. Вельзевул говорит об этом пути, как о средстве передвижения, использующим в качестве горючего окружающую среду, в отличие от старых «закрытых» средств. Главная же опасность любого «средства» состоит в том, что человек впадает в зависимость, и уже не помнит цели. «Цель оправдывает средства» как раз об этом: мы забываем, зачем делаем что-то, если достаточно долго это делаем, и увлекаемся самим действием. Противоядием от этого опьянения является само воспоминание, или янтарь, отделяющий голову Сфинкса от туловища. Очевидно, главная беда в самом желании спасти себя, жить после смерти, которое, в свою очередь, идёт от непонимания истинного положения вещей, то есть того, что жизнь человека повторяется бесконечно (относительно), либо как одна жизнь, либо как множество жизней.